Воробьёв Михаил Гаврилович 

директор института в 1931 г.

     «Выдвиженец партии» - ярославский крестьянин с образованием в объёме сельской школы.
     Руководил институтом с 1 сентября 1931 г. по 2 января 1932 г. 

«ХОРОШИЙ ХОЗЯЙСТВЕННИК И ОРГАНИЗАТОР»:

директор ЛИКС – ЛИИКС М. Г. Воробьев (1893 – не ранее 1941)

 

В 1930-х гг. за одно десятилетие в ЛИГИ – ЛИКС – ЛИИКС (ныне СПбГАСУ) сменилось шесть директоров. Из них четверо были выпускниками этого вуза, двое не имели законченного среднего образования.

После выпускника ИГИ 1891 г. по первому разряду, инженера-архитектора А. И. Дитриха (1866–1933, ректор в 1927–1930 гг.) директором ненадолго стал С. И. Краузе (1887 – после 1931, директор в 1930–1931 гг.). Слесарь-металлист, получил 3-классное начальное (низшее) образование, занимался самообразованием. Освобожден от должности директора в связи с назначением на другую работу.

Его сменил на четыре месяца ярославский крестьянин, не окончивший сельскую школу, но тоже занимавшийся самообразованием, партийный выдвиженец М. Г. Воробьев (1893 – не ранее 1941, директор в конце 1931 г.).

На смену ему пришел вятский крестьянин, тоже партийный выдвиженец, выпускник ЛИКС 1930 г. Д. Г. Пе́рминов (1900–1939, директор в 1932–1935 гг.). Освобожден от должности в связи с переводом на другую работу.

Затем Институт возглавил инженер-строитель, выпускник ЛИИКС 1934 г., Э. Э. Упман (1896 – после 1938, директор в 1935–1938 гг.). Был освобожден от должности по собственному желанию. После него директором вуза стал выпускник ЛИКС 1931 г., канд. техн. наук (1938 г.) Г. А. Чухманов (1904–1956, директор в 1938–1945 гг.). Освобожден от должности по болезни.

Наш рассказ, основанный на архивных материалах Центрального государственного архива Санкт-Петербурга (ЦГА СПб), Центрального государственного архива историко-партийных документов Санкт-Петербурга (ЦГАИПД СПб) и архива Санкт-Петербургского государственного архитектурно-строительного университета (архив СПбГАСУ), о Михаиле Гавриловиче Воробьеве.

Поясним также, что особенности эпохи, в которой он жил и действовал, требуют разъяснения многих реалий, понятий, названий и аббревиатур того времени, не всегда понятных сегодняшнему читателю. Они даны в примечаниях в конце основного текста.

 

 

До революции: село Деревеньки, на заработки в столицу, революционная деятельность

 

Михаил Гаврилович Воробьев родился между 29.10 (10.11) и 1(13).11.1893 г.[1] в с. Деревеньки Высоковской волости Угличского уезда Ярославской губернии. Дед был крестьянином, имел надел земли. Отец Гаврила Васильевич Воробьев был рабочим петербургских заводов, умер в ноябре 1905 г. Мать Мария Викторовна — крестьянка.

Семья состояла из шести человек. Отец присылал из города мало средств, и приходилось ходить по миру. До 1900 г. Михаил находился при матери. С восьми лет начал трудиться. В 1900–1905 гг. летом был пастухом, зимой (с 1902 г.) ходил в школу, но нерегулярно. Учился он в сельской школе Ярославской губернии в 1902–1905 гг., но ее не окончил (в 1939 г. утверждал, что имеет среднее образование[2]). Занимался самообразованием. Неверующий с 15 лет.

В двенадцатилетнем возрасте, после смерти отца, уехал в конце 1905 г. в Петербург на заработки. Был в ученье в булочно-бараночных пекарнях, проработал там булочником по 1912 г. включительно. Часто менял хозяев. В 1913 г. — чернорабочий на строительстве домов, в том числе восемь месяцев работал на строительстве жилого комплекса Бассейного товарищества на углу Бассейной ул. (ныне ул. Некрасова) и Греческого пер.[3], который проектировали и строили в основном выпускники ИГИ — института, директором которого М. Г. Воробьев недолго будет через 18 лет. С ноября 1913 по май 1914 г. снова работал булочником у брата в пекарне. С мая 1914 г. — чернорабочий на судостроительном Балтийском заводе. После забастовки уволен, и работал поденно. Осенью 1914 г. был арестован по подозрению в распространении листовок, через месяц освобожден за недоказанностью (в 1939 г. утверждал, что за распространение литературы арестовывался дважды).

С 1912 г. примкнул к партии анархистов-коммунистов[4]. Член партии РСДРП(б) (РКП(б), ВКП(б)[5]) с 1.04.1917 г., принят Сызранской организацией. Член профсоюза металлистов с 1917 г., профсоюза строителей — с 1926 г. Социальное положение в документах указывал: в 1931 г. — рабочий, в 1939 г. — из рабочих, «а в настоящее время — служащий». Основная профессия — металлист. Ударник[6] — ежегодно.

Семейное положение на начало 1920-х гг. указывал в документах так: в семье четыре иждивенца, работников — двое. Женат, мать, брат и сестра нетрудоспособные, остальные тоже не работают. По состоянию на 1939 г. имел жену, сына, мать, брата. Жена — Надежда Алексеевна Верхоустинская, отец жены умер в 1904 г., ее мать — в 1918 г. Брат Воробьева работал в колхозе Ярославской области, Борисоглебского района, с. Деревеньки[7].

До революции участвовал:

  • в экономических стачках — 4 раза;
  • в политических стачках — неоднократно;
  • в уличных политических демонстрациях — 5 раз;
  • в подпольных кружках — 3 раза;
  • в маевках — 2 раза;
  • в вооруженных восстаниях и партизанских выступлениях — 3 раза.

По словам самого Воробьева, он активно участвовал в Февральской революции — в разгроме полицейских участков и тюрем, в событиях 3–5 июля 1917 г.[8] и в Октябрьской революции[9].

В конце 1914 г. поступил на завод «Новый Лесснер»[10], где работал рабочим-молотобойцем[11] до марта 1918 г. После его закрытия трудился на Вагонном заводе за Невской заставой (в 1939 г. утверждал[12], что до революции работал на Семянниковском заводе[13]. Возможно, имеется в виду один и тот же судостроительный Семянниковский завод, выпускавший также паровозы). Потом работал в депо на станции Дно[14]. После эвакуации[15] в июле 1918 г. заболел и пролежал два месяца, до августа 1918 г., в Петропавловской больнице[16] в Петрограде.

 

Комиссар в Гражданскую войну:

Продармия, подавление крестьянских восстаний, губчека

 

Служил рядовым в Красной Гвардии в 1917–1918 гг., в РККА — в 1918–1921 гг., сначала рядовым, с 1919 г. — комиссаром. Служил продармейцем[17] (в Продармии[18]) 2 года и 5 месяцев (по данным на 1922 г.). Последняя высшая должность — комиссар полка и уполномоченный Продовольственного комитета дивизии по заготовкам.

В 1919–1920 гг. участвовал в боях, с марта 1919 г. — на Восточном фронте в борьбе с бандитизмом в Симбирской и Воронежской губерниях (около г. Сенгилей[19]), был ранен, и на Южном фронте, в Донбассе.

В начале сентября 1918 г. командирован в Петрокомпрод[20] Лесного района Петрограда, сотрудником которого являлся до января 1919 г., когда был мобилизован фракцией ВЦСПС[21] и командирован в Москву. Там в конце января назначен комиссаром коммунистического отряда от Военно-продовольственного бюро (Военпродбюро) [22] и в том же январе направлен в Симбирск для заготовок продуктов. По прибытии в Симбирск отряд был расформирован, а Воробьев командирован в качестве уполномоченного и представителя Военпродбюро в Сызранский уезд. В марте – апреле 1919 г. участвовал в составе отряда особого назначения[23] в подавлении Сызранско-Сенгелеевского восстания[24], после ликвидации которого назначен начальником Оперативного штаба по реализации урожаев. Исполнял эту должность до апреля 1920 г., когда был отозван Москвой и командирован в Воронеж, где был председателем Продовольственной комиссии по снабжению проходящих и находящихся в городе воинских частей и по заготовке продуктов, а также председателем районного Революционного комитета по подавлению банд Колесникова, Вараввы[25], Махно и др.

В октябре 1920 г. отозван с должности председателя районного Ревкома по подавлению банд и назначен заведующим Организационно-инструкторским отделом и заместителем председателя Воронежского губернского продовольственного бюро, где работал до марта 1921 г. В марте 1921 г. с Воронежской губернской партконференции мобилизован и находился при Воронежском губчека около двух недель[26]. По окончании работы в Губчека командирован на Кавказ и Кубань в качестве особоуполномоченного для экстренной отправки продовольственных маршрутов в Северную область[27]. По выполнении задания отозван в Москву, куда прибыл в апреле 1921 г. Затем отправлен в отпуск в Петроград и оставлен там Петроградским губернского комитетом РКП(б). Демобилизован 18 мая 1921 г.

 

После демобилизации: Петрорабкрин, совнарсуд, губпрокуратура.

«За эти годы я совершенно измотался и чувствую себя отвратительно»

 

18 апреля 1921 г. назначен членом Коллегии Петрорабкрина[28]. В декабре 1921 г. Петроградским губернского комитетом РКП(б) назначен заместителем председателя Петроградского совнарсуда[29] — заведующим по общему надзору и надзору за местами заключения. Проработал в этой должности до августа 1922 г. С 18 августа 1922 г. был помощником Петроградского губернского прокурора А. Я. Розенберга во вновь образованной Петроградской губпрокуратуре[30]. Кандидатуры помощников прокурора обсуждались и утверждались Бюро Петроградского губкома РКП(б), которым М. Г. Воробьев был утвержден 5 сентября 1922 г. Помощники прокурора проходили также утверждение Петроградским губернским исполкомом[31].

Можно предположить, что «специфическая» (по словам самого Воробьева) работа в суде и прокуратуре накладывала определенный отпечаток на психику человека, «изматывала» его. Вероятно, следствием этого стало заявление (машинопись) Воробьева в январе с просьбой перевести его на любую другую работу. Приведем его целиком.

 

«В Петроградский губернский комитет РКП(б)

Копия Губпрокурору

от члена РКП(б)

Михаила Гавриловича Воробьева,

парт[ийный] билет 432138

 

ЗАЯВЛЕНИЕ

 

Я работаю в течение 3-х лет в органах дознания (Рабкрин), судебно-следственных (Губсовнарсуд) и в настоящее время в Губпрокуратуре с момента ее организации, так как вся эта работа является чисто специфической, где имеешь дело только с человеческим материалом, то такая работа даром не проходит и за эти годы я совершенно измотался и чувствую себя отвратительно. Я прошу Бюро Петроградского комитета отозвать меня из Прокуратуры и перевести на другую работу безразлично какую, но не в органах юстиции, тем более что в настоящее время в Прокуратуре специальной работы не несу, но исполняю работу государственного обвинителя, а для этой работы я могу без ущерба и не быть пом[ощником] губ[ернского] прокурора, но могу исполнять ее, если это требуется наравне с другими тов[арищами] как общественный обвинитель.

 

Петроград

7 января 1924 г. (Подпись красным карандашом)».

 

По-видимому, заявление осталось без удовлетворения. Через месяц ленгубпрокурор (прошло две недели после переименования города в Ленинград[32]) А. Я. Розенберг снова выдвинул Воробьева в свои помощники.

 

«РСФСР

НКЮ[33]

Ленинградский

губернский прокурор

пр. Володарского[34], 44

 

9 февраля 1924 года

№ 215/с

 

Секретно (рассекречено)

 

В Орготдел губкома

Копии: Губотделу Труда и

Губпрофсовету

 

Согласно циркуляра НКЮ от 7 января с[его] г[ода] № 2 при сессиях Губсуда по трудовым делам и по надзору за Инспекцией труда назначаются специальные помощники Губпрокурора.

Со своей стороны выдвигаю для этой цели Помгубпрокурора т[оварища] Воробьева, копию анкеты при сем прилагаю, просьба дать свое согласие на это.

 

Ленинградский губернский прокурор (подпись) (Розенберг)»[35]

 

Тем не менее, реквизиционная продотрядовская деятельность и участие в подавлении крестьянских восстаний в Гражданскую войну, затем работа в Воронежском губчека, в органах дознания, суде и прокуратуре не могли не сказаться на характере Воробьева. В 1925 г. в характеристике помощника прокурора М. Г. Воробьева о нем сказано: «Очень горячий характер» (упоминается трижды, в том числе: «горячий нервный характер»)[36].

После революции член партии М. Г. Воробьев участвовал:

  • в партконференциях — 6 раз;
  • в партсъездах — 1 раз.

В начале 1920-х гг. регулярно читал газеты «Правда» и «Известия ВЦИК», изучал исторический материализм по Бухарину[37] и собрание сочинений Ленина[38] самостоятельно. Был автором ряда статей в журналах и газетах. Проходил чистку госаппарата. Партвзысканиям не подвергался (до 1937 г.). За границей не был. Имел учетно-воинский билет № 2723/2155, выданный Управлением территориального округа г. Ленинграда (на сентябрь 1931 г.).

 

Ленинградский союз потребительских обществ,

Союзрыба, директор ИННОРСа в Москве

 

В 1925–1929 гг. М. Г. Воробьев работал в ЛСПО[39] в Ленинграде: был председателем Ревизионной комиссии кооперативов в 1925–1926 гг., заведующим Управлением капитального строительства (УКС) и членом Президиума Правления ЛСПО в 1926–1929 гг. Руководя строительством в качестве заведующего УКС ЛСПО, принимал участие постройке и оборудовании 6-го хлебозавода им. 10-летия Октября[40], постройке овощехранилища, восстановлении до 40 квартир, в подготовительных работах для постройки четырех фабрик-кухонь, двух универмагов и др. В области строительства проявил себя как хороший хозяйственник и организатор[41].

Весной 1929 г. Воробьев решил подать в отставку с поста заведующего УКС по состоянию здоровья и поставил этот вопрос на бюро парторганизации УКС. Выписка из протокола № 19 заседания бюро коллектива ВКП(б) при УКС ЛСПО от 14 мая 1929 г. (в изложении) свидетельствует, что партколлектив его не отпускал, посчитав его уход «несвоевременным».

 

Слушали

 

  1. Тов[арищ] Воробьев говорит, что по определению врачебной комиссии, он страдает острым малокровием, артериосклерозом и неврастенией. В связи с этим он поставил перед фракцией ЛСПО вопрос об его освобождении от работы заведующего УКС.

 

Постановили

 

Ввиду начала строительного сезона считать уход тов[арища] Воробьева несвоевременным[42].

 

Однако в сентябре 1929 г. по решению ЦК ВКП(б) Воробьев был командирован в Москву, где в 1929–1930 гг. год работал начальником Строительного управления Союзрыбы[43], потом в 1930–1931 гг. 10 месяцев был директором Государственного института норм и стандартов строительной промышленности (ИННОРС) Главного управления строительной промышленности Наркомтяжпрома СССР (существовал в 1929–1934 гг.) при Государственном Всесоюзном объединении строительной промышленности и промышленности строительных материалов минерального происхождения (Союзстрой) ВСНХ СССР[44] (затем при Государственном Всесоюзном объединении строительной индустрии (Союзстрой) ВСНХ СССР).

М. Г. Воробьев был ответственным работником. Не в смысле отношения к своим обязанностям (здесь он, вероятно, тоже был ответственным, вспомним сказанное выше: проявил себя как хороший хозяйственник и организатор), а в значении принадлежности к советской партийно-хозяйственной номенклатуре. Категория ответственных (руководящих) работников охватывала ограниченный круг лиц, включенных в перечень (номенклатуру) руководящих должностей, назначение на которые утверждалось партийными органами. В номенклатуру партийных комитетов с середины 1920-х гг. входили, в том числе, руководители учреждений, организаций и их крупных подразделений, директора вузов. Все представители партийной номенклатуры, как выборной, так и штатной, в зависимости от должностного уровня проходили утверждение через секретариат или бюро соответствующих комитетов партии[45]. По этой схеме (утверждение в Обкоме или Райкоме) происходили и все назначения М. Г. Воробьева, а в 1929 г. он командировался в Москву даже по решению Центрального комитета партии (по его словам).

 

Директор двух институтов

 

В 1931 г. Воробьев перевелся в Ленинград и одновременно возглавлял два института — научно-исследовательский и учебный, причем с назначением директором второго продолжал быть директором первого по совместительству. Он был директором Института строительных материалов минерального происхождения (ВИСМ)[46] с 27 июля 1931 по март[47] (по другим документам — до сентября[48]) 1932 г. (с 22.08.1931 по 2.01.1932 г. — по совместительству) и директором Ленинградского института коммунального строительства (ЛИКС, ныне СПбГАСУ)[49] с 22 августа 1931 по 2 января 1932 г.

Ленинградский обком ВКП(б) 20 июня 1931 г. командировал М. Г. Воробьева в распоряжение Василеостровского РК[50] ВКП(б) для работы директором ВИСМ, выдав ему Удостоверение № 1284. Есть запись, что Воробьев прибыл в ВИСМ 1-го и выбыл 6 июля 1931 г. (вероятно, осматривался[51]). На заседания секретариата Василеостровского РК ВКП(б) 27 июля 1931 г. секретарем Василеостровского РК П. И. Смородинным[52] он был утвержден в должности директора ВИСМ[53].

Меньше чем через месяц после этого, 22 августа 1931 г., на заседания секретариата Ленинградского обкома ВКП(б) по вопросу повестки дня «О директоре Института коммунального строительства» было принято решение «Утвердить директора Института коммунального строительства т[оварища] Воробьева М. Г., разрешив ему работу по совместительству в качестве директора НИИ строительных материалов»[54]. Хотя по положению 1921 г. ответственным (руководящим) работникам запрещалось дополнительное вознаграждение (премии, сверхурочные) и платное совместительство (кроме дополнительного вознаграждения за исполнение специальной литературной и преподавательской работы, не входящей в круг их прямых обязанностей)[55], партийное руководство при необходимости пренебрегало этим правилом.

Личный листок по учету кадров Ленинградского института коммунального строительства (ЛИКС) М. Г. Воробьев собственноручно заполнил 10 сентября 1931 г., а 12 сентября с этого документа была снята копия. Его Личный листок по учету кадров был препровожден члену Коллегии Народного комиссариата коммунального хозяйства РСФСР[56] М. П. Чернышеву[57] (Москва) и в Сектор учета ответственных работников Ленинградского обкома ВКП(б), где 13 сентября на него было заведено Личное дело. Следовательно, Воробьев входил в штатную номенклатуру Обкома партии.

 

В ЛИКС – ЛИИКС: «Дело высшей рабочей учебы организационно и морально приблизить к основным установкам промпроизводства. Спаять снизу доверху…»

 

Почему руководителем Института был назначен М. Г. Воробьев, не имевший даже законченного среднего образования и никакого отношения к этому вузу и высшей школе вообще? Вероятно, для того чтобы он, опираясь на весь свой предыдущий управленческий опыт, провел в ЛИКС привычными ему директивными методами последние решения партии. К концу 1920-х гг. кадровая политика ВКП(б) ужесточалась, согласие партийных властей на замещение административных должностей становилось обязательным. В соответствии с Постановлением ЦК ВКП(б) «О мерах по упорядочению управления производством и установлению единоначалия» от 5.09.1929 г. повсеместно, в том числе в вузах, утверждался принцип единоначалия. Постановление ЦИК и СНК СССР «О реорганизации вузов, техникумов и рабфаков» от 23.07.1930 г. требовало «коренной реорганизации существующих вузов, техникумов и рабфаков на основе решительного сближения теоретического обучения и производственной практики, специализации учебных заведений по отраслевому признаку…» Технические учебные заведения передавались в ведение отраслевых хозяйственных объединений соответствующих наркоматов, при каждом вузе должен был быть рабфак[58]. Вероятнее всего, именно для утверждения этих начал в ЛИКС и был направлен «варяг» Воробьев.

Став директором ЛИКС с начала нового учебного года, М. Г. Воробьев осваивался в новой должности недолго и вскоре начал «наводить порядок» в вузе. Просмотренные нами документы говорят о стремлении нового директора «приструнить» Институт, расставив на ключевых постах новых людей, обязательно членов партии (мы не знаем, были ли прежние работники членами ВКП(б) или беспартийными) и построив работу вуза по производственным схемам. Он прямо-таки засыпал вышестоящие инстанции различными просьбами, планами и проектами перестройки институтской жизни, причем зачастую действовал «через голову» Октябрьского райкома партии (к которому относился Институт), обращаясь напрямую в Ленинградский обком. Вероятно, имел на это право, входя в его штатную номенклатуру и будучи фактически ставленником Обкома в ЛИКС. Переписка велась под грифом «Секретно» (ныне рассекречена).

Через 2,5 недели после вступления в должность, в субботу 19 сентября, Воробьев обращается в Сектор кадров Ленинградского обкома ВКП(б) к Ершову (вероятно, завсектором) с просьбой командировать «во вверенный мне Институт» двух членов партии для замещения должностей:

 

«1) зам[естителя] дир[иректора] по адм[иснистративно-] хоз[озяйственной] части и

2) зав[едующего] сектором кадров, с окл[адом] содержания по 275 руб[лей].

 

Директор Института (Воробьев)»[59]

 

В воскресенье 27 сентября направляет в Обком и первому секретарю Октябрьского райкома ВКП(б) М. А. Освенскому[60] подробный план разработанных им реформ. По-видимому, он был выработан Воробьевым загодя, перепечатан на пишущей машинке на службе (вряд ли сам печатал) на предыдущей неделе, затем просмотрен им дома в выходной день. Тогда и поставлена дата (27/IX, а год впечатан заранее) ручкой, красными чернилами. На фиолетовом чернильном штампе Института вверху слева номер: «№ 41 с [секретно]».

В этом документе выражена главная цель М. Г. Воробьева, которую он себе поставил (а вероятнее, поставили ему при назначении на должность): 1) укрепление единоначалия; 2) создание Сектора кадров, имеющего «особое значение в вузе» (по-видимому, по аналогии с Сектором кадров в Обкоме, Райкоме, Наркомате коммунального хозяйства); разработка «оргположения» о деятельности рабочего факультета и, говоря словами (немного косноязычными) самого Воробьева, чтобы 4) «дело высшей рабочей учебы организационно и морально приблизить к основным установкам промпроизводства. Спаять снизу доверху морального хозрасчета».

Приведем эту докладную записку Воробьева полностью.

 

«Директора ЛИКС

М. Воробьева

 

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА

 

Приняв дела управления ЛИКС в состоянии полной бесплановости, обезлички[61] и безответственности работ (учеба, строительство, снабжение и контроль) я поставил своей очередной задачей — наладить дело на основе директивы о новых установках, при новой социальной и хозяйственной обстановке.

1) Добиваться орг[анизации] планового конкретного руководства и оперативной ответственности, самостоятельности каждого работника; единоначалия и самостоятельности.

2) Ликвидации обезлички — четкого распределения функций. Установки определенных прав, обязанности и конкретной ответственности каждого работника на своем участке работы.

3) Обеспечения систематического и фактического контроля в деле учебы, всех ее методов и результатов. При этом — обязательное обеспечение облегченного рабочего контроля в постановке всего дела учебы и соцсовместительства в управлении им.

4) Изжитие обособленности и излишней сложности оргустановок учебного дела, по сравнению с установками проверенными и принятыми на нашем производстве — полного изжития кастовости в деле учебных установок и самостийности.

5) базы для организованной, научной подготовки перевода строительства на хоз[яйственный] расчет и договорную систему (проект образования спецкабинета).

В этом направлении подработано и проверяется на Совещании.

  1. Основы положения об Отделен[ии] Института как основной производственной единицы его.
  2. Сводная единая установка общих прав, обязанностей и ответственности каждого руководителя и исполнителя в системе Ленинградского института коммунального строительства.
  3. Оргположение о Секторе кадров как новом органе, имеющем особое значение в вузе в новой обстановке работ.
  4. Единая схема, рабочие положения о Секторах учебы, управления, снабжения и обслуживания Института и должностные инструкции.
  5. Кроме того, оргположение о рабочем факультете в системе Ленинградского института коммунального строительства.

В итоге окончания этих работ предстоит проработка уставного положения о ЛИКС в целом.

Моя общая и основная целевая установка — дело высшей рабочей учебы организационно и морально приблизить к основным установкам промпроизводства. Спаять снизу доверху морального хозрасчета.

В порядке самоконтроля прошу Ленинградский Обком ВКП(б) руководящей проверки моих установок и директивы продолжать ли принятую линию, а если изменить, то где и в чем именно.

 

ПРИЛОЖЕНИЕ[62]

 

1) Типовое положение об учебных отделениях.

2) Оргположение о Секторе кадров.

3) Положение о рабочем факультете в системе ЛИКСа.

4) Сводная установка общих прав и обязанностей работников ЛИКС.

 

Директор Ленинградского института коммунального строительства

 

27/IX-31 г.»[63]

 

Этот текст (местами малограмотный) заставляет вспомнить незабвенного Козьму Пруткова с его «Проектом: О введении единомыслия в России» (1863 г.):

 

«Приступ. Наставить публику. Занеслась. Молодость; науки; незрелость!.. Вздор!.. Убеждения. Неуважение мнения старших. Безначалие. „Собственное“ мнение!.. Да разве может быть собственное мнение у людей, не удостоенных доверием начальства?!» [64]

 

С той, правда, разницей, что Козьма Прутков был принципиальным противником всяких реформ, а Михаил Воробьев, тоже стремившийся «наставить публику», которая «занеслась», наоборот, предлагал (с оглядкой на начальство: испрашивал у Обкома партии «директивы продолжать ли принятую линию, а если изменить, то где и в чем именно») все реформировать в духе (и по букве) новейших партийных установок. Но противоположности ведь сходятся…

Во вторник 29 сентября он «Секретно» просит Ленинградский Облуголрозыск (Ленинградский областной уголовный розыск) проверить подлинность и законность выдачи «препровожденных при сем» личных документов принятого в сентябре 1931 г. на II курс Института студента «Теракопян[65] Антона Карапетовича», поскольку «по своему внешнему виду некоторые из них производят впечатление подложных»[66].

Завершив разработку плана преобразований Института и проявив бдительность в отношении студента «Теракопян», Воробьев не забыл позаботиться о себе и других ответственных работниках вуза, имевших право на привилегии и льготы в условиях действовавшей в СССР карточной системы[67]. В тот же день 29 сентября он обращается к заведующему «Лен. Облснабом»[68] (конечно, тоже «Секретно») с просьбой выдать ответственным работникам ЛИКС карточки на получение продуктов и промтоваров из закрытого распределителя и на право посещения закрытой столовой Делового клуба[69] на октябрь месяц. Он перечисляет институтскую «номенклатурную пятерку», включая парторга, причем, только себя одного именует «тов.» (товарищем):

 

«1. Дир[ектору] Института тов[арищу] Воробьеву

  1. Зам[естителю] дир[ектора] Кайдан[70]
  2. Директору Рабфака Потемкину
  3. Директору кабинета заочного обучения Боровскому
  4. Секретарю парткома Токареву

 

Воробьев»[71]

 

Затем, по-видимому запамятовав, что в сентябре 30 дней, он «31» сентября «Секретно» обращается в Сектор кадров Октябрьского райкома ВКП(б).

 

«Прошу командировать мне в Институт 3-х членов партии для замещения должностей:

1) зав[едующего] хоз[яйственно-]мат[ериальным] сектором, с окладом содерж[ания] 250 р[ублей]

2) инспектора по контролю и исполн[ению], с окл[адом] 240 р[ублей]

3) зав[едующего] группой снабжения, с оклад[ом] 225 руб[лей].

 

Директор Института (Воробьев)»[72]

 

У нас нет сведений, были ли выполнены его просьбы. Но чувствуется, что М. Г. Воробьев за месяц вполне освоился в вузе: если 19 сентября он просит командировать «во вверенный мне Институт», то в конце месяца уже просто — «командировать мне в Институт». Правда, может, это от того что предыдущая просьба адресовалась в Обком (вышестоящая партийная инстанция), а эта — всего лишь в Райком.

18 октября 1931 г. в обращении в Сектор кадров Наркомхоза[73] Воробьев «Секретно» пишет, что ЛИКС просит отпустить на основе решения ЦК ВКП(б) средства на литературу (вероятно, политическую) для ответственных работников — членов ВКП(б) согласно прилагаемому списку[74]. Таким образом, ответственный работник Воробьев интересовался не только закрытыми распределителями (в документе от 29 сентября), но и пищей духовной.

 

«Заговор молчания, <…> что-то вроде шельмования

результатов моего труда»

 

А в ноябре 1931 г. он «Секретно» извещает Ленинградскую областную контрольную комиссию Рабоче-крестьянской инспекции (РКИ) в очередной докладной записке (копии: в Наркомат коммунального хозяйства, т. Етруйт (?), в дело) о неблагополучном положении во вверенном ему Институте и просит РКИ разобраться на месте. На фиолетовом чернильном штампе Института вверху слева номер: «№ 52 с [секретно]». В названии Института на штампе добавлено слово «инженеров»), в тексте он уже называется ЛИИКС.

Эта докладная записка содержит и развивает его идеи преобразований Института, сформулированные ранее в докладной записке в Обком и Октябрьский райком партии от 27.09.1931 г. Новым являются: 1) жалобы на подчиненных, не торопящихся принять преобразования своего директора («скрытое сопротивление», «заговор молчания», «что-то вроде шельмования результатов моего труда») и 2) почти прямой донос («семейственность в подборе кадров педперсонала», «засоренность аппарата людьми, оставшимися от „Института Николая I“[75]», «прошу обследования на месте»).

Приведем этот машинописный документ полностью.

 

«ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА

 

В сентябре с[его] г[ода] вступив в должность директора Института коммунального строительства, я застал там следующее положение аппарата в решающем году пятилетки[76]:

Полнейшая бесплановость в работе всего, без исключения, аппарата, вплоть до отсутствия учфинплана[77] и понятия о нем вообще. Полную обезличку в работе. Отсутствие Положения об Институте, Секторах и Отделениях.

Отсюда — безответственность и уравниловку, приводящих к значительному перерасходу кредитов. Никто не знает своих и других оперативных функций, прав, обязанностей и ответственности.

Результат — случайность и самотек составления учебных планов и программ.

Одна из причин — семейственность в подборе кадров педперсонала и его костность[78]; засоренность аппарата людьми, оставшимися от „Института Николая I“.

Моими первыми мерами стали следующие:

Разработка уставного положения об Институте, в котором я старался воплотить и применить к учебному делу втуза[79] центральные установки программы тов[арища] Сталина о новых методах работы в новой социально-хозяйственной обстановке.

На базе этого основного положения разработаны мною затем: положения об основных секторах — планово-методическом и кадрах; сектора объединенных лабораторий и кабинетов с предпосылками его перевода на хозрасчет. Комбинате заочного образования. Рабфаке. Типовое положение о работе учебных отделений, кафедр и должностных инструкциях руководителей отделений.

Дана должностная инструкция зам[естителе] директора по учебному управлению.

Дана сводная установка прав, обязанностей и ответственности руководителей и исполнителей в системе Института в новой обстановке работ.

В порядке самоконтроля я представил материалы в Райком, Облком[80] и Наркомхоз, и они повсюду были одобрены.

Постепенно провожу в жизнь.

Теперь мои установки представлены на Ваше усмотрение.

Их основная целевая установка — организация труда; ликвидация обезлички; обеспечение единоначалия, плановости, предпосылок хозрасчета.

Ответственность каждого педагога за качество учебной работы в своей группе, по своей дисциплине. Конкретное руководство. Выделение и укрепление общеинститутского учебно-технического качественного контроля, для его орабочения в первую очередь. Определение качественных показателей результатов учебы.

Укрепление и уточнение планового начала в работе снизу доверху с приданием ему форм, близких промпроизводству, т[о] е[сть] проверенных и понятных рабочему контролю и общественности. Обеспечения этим возможности орабочения аппарата втуза.

Подготовка, изучение и установка предпосылок перевода втуза на хозрасчет. Разработка оргмер в этом направлении продолжается.

На этом пути я был уверен в организованной поддержке руководства организаций Института по директиве ЦК ВКП(б) о мерах к упорядочению управления и установления единоначалия[81].

Между тем на деле встречено скрытое сопротивление против приступа к введению системы работы и ответственности каждого работника.

Характерно, что при этом никаких конкретных и предметных указаний или поправок не дается.

 

Примеры:

 

  1. 29/X по докладу о подготовке выставки т[оварищ] Кутин (член бюро ПК[82]) на открытом совещании парткома совместно с секретарями ячеек отделений заявил, что нельзя выставить положений и структуры отделения, потому якобы, что они не соответствуют основным директивам. И только.

Приказы о составлении плана работ, проработке материала о переводе на хозрасчет лабораторий, переход на бригадно-лабораторный метод[83] и целый ряд другие — не исполняются.

Однако директива ЦК ВКП(б) категорически говорит и повторяет, что:

Партком, в особенности не вмешиваясь в оперативные распоряжения администратора, обеспечивает выполнение основных директив партии.

Профком — обязан принимать активное участие в организации работы, разработке основных вопросов ее реконструкции.

Между тем все мои проекты в первую очередь и с самого начала направлялись руководству профкома в надежде на поддержку и конкретную помощь.

Представляется совершенно очевидным, что один и в течение 1-2 первых месяцев работы я не смогу дать подробных и детализированных установок без помощи старых работников организаций и их подсобных формулировок, которых не добился.

В ответ получается — деловой заговор молчания, а открыто что-то вроде шельмования результатов моего труда.

По изложенным основаниям прошу обследования на месте.

 

ДИРЕКТОР ЛИИКСа (ВОРОБЬЕВ)

 

(Ниже от руки):

 

С подл[инным] верно:

Зав. с/ч [секретной частью] (подпись)»[84]

 

По-видимому, М. Г. Воробьев, воодушевленный идеями недавнего Постановления ЦК ВКП(б) «О мерах по упорядочению управления производством и установлению единоначалия» от 5.09.1929 г., намеревался механически перенести методы управления производством на почву вуза, «орабочить» его. Отсюда бюрократический «фонтан» разработанных им инструкций, типовых положений, планов работ и проч. Вероятно, это ему не удалось, и он явно обижался, почему «педперсонал» не принимает его нововведений. Но стоит отметить, что через семь месяцев после указанного Постановления в другом Постановлении ЦК ВКП(б) — «О руководстве промпредприятиями в связи с докладом о состоянии металлопромышленности» от 10.04.1930 г. — констатировалось: «4) на громадном большинстве предприятий директива ЦК от 5.IX.29 г. о мерах по упорядочению управления производством и установлению единоначалия не проведена в жизнь»[85]. А не получивший законченного среднего образования Воробьев намеревался провести ее в вузе…

 

«Освобождается от обязанностей директора ЛИИКСа»

 

Говоря современным языком, Воробьев пытался «построить» вверенный ему Институт. Возможно, его методы «обновления» вуза были в духе тех, что он вынес из собственного опыта Гражданской войны, работы в Совнарсуде и Губпрокуратуре, затем на других руководящих постах. Вспомним также его «Очень горячий характер» (по характеристике 1925 г.). И то ли от того, что он вошел в противоречие с коллективом, по-видимому, не поддержавшим его комиссарские методы и «красногвардейскую атаку» на вуз, то ли он просто надоел партийному и наркоматовскому руководству своими постоянными требованиями, проектами и жалобами, но вскоре Воробьев был снят с должности директора ЛИИКС распоряжением заместителя начальника Управления кадрами Наркомхоза РСФСР от 2 января 1932 г.

Официально директором ЛИКС – ЛИИКС М. Г. Воробьев был всего четыре месяца (включительно по 2 января 1932 г.), а на практике, вероятно, и того меньше, так как его какое-то время заменял заместитель директора Института по административно-финансовой и хозяйственной части А. Н. Васильев. Приведем приказ нового директора Д. Г. Перминова.

 

«Приказ № 1 (копия)

[по] Ленинградскому институту инженеров коммунального строительства

3.01.1932 г.

 

Сего числа, на основании распоряжения зам[естителя] начальника Управления кадрами тов[арища] М. Фуремса, вступил в исполнение обязанностей директора Института.

Тов[арищ] Воробьев М. Г. освобождается от обязанностей директора ЛИИКСа.

Вриддиректора[86] — зам[естителю] по административно-финансовой и хозяйственной части тов[арищу] Васильеву А. Н. обратиться к выполнению прямых своих обязанностей.

 

Основание: Распоряжение зам[естителя] нач[альника] Управления кадрами Наркомхоза РСФСР от 2 января 1932 г.

 

Подлинный подписал директор ЛИИКСа Перминов

С подлинным верно»[87]

 

И остался М. Г. Воробьев директором только одного института — ВИМС. Но и там он директорствовал недолго (до весны или осени 1932 г.). А мог бы и еще меньше, если бы принятые вскоре решения руководящих органов вступили в силу. 17 января 1932 г. на заседания секретариата Ленинградского областкома[88] ВКП(б) по вопросу повестки дня «Об управляющем треста Воруголь[89]» было решено «Согласиться с кандидатурой т[оварища] Воробьева М. Г., рекомендуемой Облсовнархозом[90] в качестве управляющего треста Воруголь»[91].

Понятно, что уезжать из Ленинграда в Воркуту и в тяжелейших условиях Заполярья руководить рабочими — лагерными заключенными — М. Г. Воробьеву не хотелось. У нас нет документированных сведений о том, как ему удалось избежать рекомендации Леноблсовнархоза и решения Ленинградского обкома об отправке в Воркуту, но до марта (или сентября) 1931 г. Воробьев по-прежнему оставался директором ВИСМ. Мы можем только высказать предположение, что и теперь, как за три года до этого, в 1929 г., когда уходя с должности заведующего Управлением капитального строительства ЛСПО, он сослался на состояние своего здоровья («страдает острым малокровием, артериосклерозом и неврастенией»), Воробьев сделал то же самое. А по таким медицинскими показаниями работа на Крайнем Севере явно противопоказана.

 

Ленинградская контора Главметиза.

Партвзыскания. «Связи с врагами нет и не было»

 

М. Г. Воробьев был оставлен в Ленинграде и снова получил номенклатурное место. 19 сентября 1932 г. он приступил к приему должности управляющего Ленинградской конторой (ЛК) Главметиза[92] (Метизобъединения[93])[94] (в сентябре 1936 – марте 1937 г. — Ленинградская областная контора Главного управления метизной промышленности и предметов ширпотреба (Главметиз) Наркомата тяжелой промышленности СССР) на ул. Восстания, 38. В Управлении Главметиза он проработал, как минимум, до середины февраля 1941 г. (последняя по времени обнаруженная нами запись о нем: «БРК[95] 12.02.1941 г. Пр. № 101/10»[96]). По-видимому, для управления этой конторой незаконченного среднего образования в сельской школе было недостаточно (а для того, чтобы быть директором вуза и НИИ — достаточно?), и Воробьев в 1934 г. учился в Институте повышения квалификации хозяйственников[97] на строительном факультете[98].

В 1930-е гг. был депутатом Ленсовета[99].

В конце 1930-х гг. дважды получал партвзыскания — в 1937 и 1939 гг. В 1937 г. Дзержинский райком партии обвинил его в разбазаривании метизной продукции. На устроенном по этому поводу закрытом партсобрании член партии Борисов заявил о связи Воробьева с врагами народа Авдеевым и Луковицким. Воробьеву был вынесен строгий выговор с предупреждением.

 

В это тяжелое время «ежовщины»[100], в Главметизе, как и везде, тоже происходили аресты. Например, 30.12.1937 г. был арестован заместитель начальника и главный инженер Главметиза, беспартийный советский немец Эдгард Конрадович Шарфэ (1891–1937), уроженец г. Динабург (в 1893–1920 гг. — Двинск, с 1920 г. — Даугавпилс), образование высшее, проживавший в Москве на ул. Донской, 42, кв. 15. Военной коллегией Верховного Суда СССР (ВКВС) 15.03.1938 г. приговорен по обвинению в контрреволюционной деятельности к высшей мере наказания и расстрелян в тот же день. Место захоронения: Московская обл., Коммунарка. Реабилитирован ВКВС СССР в июне 1956 г.[101].

Репрессии затронули и возглавляемую М. Г. Воробьевым Ленинградскую контору Главметиза. Так, 3.12.1937 г. была арестована его подчиненная, счетовод конторы Главметиза, беспартийная советская немка Паулина Даниловна Бремпель (1890–1938), уроженка г. Ямбург (ныне Кингисепп), проживавшая в Ленинграде на ул. Желябова, 7, кв. 18. Комиссией НКВД и Прокуратуры СССР 10.01.1938 г. приговорена по ст. ст. 58-6-10-11 УК РСФСР к высшей мере наказания. Расстреляна в Ленинграде 15.01.1938 г.[102]

 

С июля 1937 по 2 июля 1938 г. против М. Г. Воробьева выдвигались, как он пишет, «различные клеветнические обвинения». С сентября 1937 г. он был переведен директором Гипрометиза[103], но в январе 1938 г. снят с этой должности за «бесфондовый отпуск»[104] метизов[105] в Главметизе. По-видимому, было возбуждено судебное дело. Однако обвинение не подтвердилось, и он был восстановлен в должности управляющего Ленинградской конторой Главметиза в июне 1938 г.[106] В 1937 и 1938 гг. Воробьев проходил спецкомиссии Леноблсуда, в результате судебное дело было прекращено. Но партвзыскание (строгий выговор с предупреждением 1937 г.) оставалось.

25 апреля 1939 г. Воробьев пишет заявление уполномоченному парткомиссии при ЦК по Ленобласти, в котором просит снять с него партвзыскание[107]. 1 мая 1939 г. заместителем начальника Главметиза Савельевым он характеризовался положительно: «Работает управляющим Ленинградской конторой „Главметиза“ с 1932 г. Хороший хозяйственник и организатор, добросовестный работник, чуток к запросам потребителей, проявляет заботу к работникам своего аппарата»[108].

В своем заявлении Уполномоченному парткомиссии при ЦК по Ленобласти 27 мая 1939 г. Воробьев обращается в Комиссию партийного контроля при ЦК ВКП(б) и Партколлегию при Уполномоченном КПК Ленобласти с просьбой пересмотреть его дело, так как: «1) связи с врагами нет и не было; 2) гостайн не разглашал», и проч. Однако 17 сентября 1939 г. получил новое партвзыскание: тем же Дзержинским райкомом партии ему был вынесен второй строгий выговор с предупреждением — за связь с врагом народа и др.[109]. Чем это завершилось, мы не знаем. По логике того времени он мог быть репрессирован. Однако сведениями о нем после февраля 1941 г. мы не располагаем…

Проживал Михаил Гаврилович Воробьев в Петрограде – Ленинграде по адресам: Ораниенбаумская ул. П. С., 22, кв. 6 (на начало 1920-х гг.), потом: Лабораторная ул., 22, кв. 5 (по случайному совпадению в обоих адресах номер дома тот же), затем на наб. р. Мойки: Волынский пер., 1, кв. 10 (на 1939 г.). Последний дом в стиле модерн после реконструкции 1912 г. (арх. И. Л. Балбашевский) стал доходным домом Гвардейского экономического общества, после революции в нем были коммунальные квартиры.

 

Подготовлено на основе архивных материалов.

 

© В. Ю. Жуков,
канд. ист. наук, доцент

 

[1] М. Г. Воробьев собственноручно указывает в официальных документах две разные даты своего рождения в 1893 г.: 27.08.1923 г. днем своего рождения указал 11 ноября, пояснив в скобках, что по новому стилю (ЦГАИПД СПб. Ф. 1728. Оп. 1. Д. 855915/2. Л. 3), а 10.09.1931 г. — что родился 13 ноября (ЦГА СПб. Ф. 4398. Оп. 14. Д. 153. М. Г. Воробьев. 1931 г. Л. 1). Тогда и до сих пор при переводе в новый стиль дат рождения появившихся на свет в XIX в. часто прибавляли и прибавляют не 12, а 13 дней (что правильно только для родившихся в начале XX в.). Остается только гадать, знал ли Воробьев это правило перевода дат из старого стиля в новый (учитывая общую малограмотность его текстов, можно предположить, что, скорее, не знал). Поэтому: 1) если знал и правильно прибавлял 12 дней, то родился 30.10 (11.11) или 1(13).11.1893 г.; 2) а если ошибочно прибавлял 13 дней (вместо 12), то датой его рождения на самом деле является 29.10 (10.11) или 31.10 (12.11).1893 г. Таким образом, с уверенностью можно утверждать только одно: что диапазон дат его рождения составляет четыре дня между крайними датами: 29.10 (10.11) и 1(13).11.1893 г.

[2] ЦГАИПД СПб. Ф. 1728. Оп. 1. Д. 855915/1. О снятии партвзысканий с т.т. Воробьева и Григорянца п/о Лен. к-ры «Главметиз». Рассекречено. Л. 1.

[3] Жилой комплекс Бассейного товарищества в стиле модерн построен в 1912–1914 гг. и занимает почти всю территорию между ул. Некрасова (до 1918 г. — Бассейная ул., отсюда и название Товарищества), Греческим пр., Виленским пер. и Фонтанной ул. Включает здания по адресам: ул. Некрасова, 58 и 60, Греческий пр., 10 и 12, Фонтанная ул., 3 и 5, Виленский пер., 17.

В 1909 г. выпускник 1902 г. и преподаватель ИГИ гражданский инженер А. И. Зазерский организовал «Товарищество для устройства постоянных квартир» для борьбы с жилищной нуждой. Здание Бассейного кооператива предназначалось для среднего класса. Все квартиры имели два входа, от 3 до 7 комнат, не считая людских, ванн, кухонь и проч. Высота потолков — 3,5 м. Внутренняя отделка квартир с несложными лепными украшениями на потолках и недорогими обоями. Во всех комнатах паркетные полы; в кухнях, ванных комнатах, клозетах и кладовых полы из метлахских плиток или других прочных и гигиеничных материалов. Стены кухонь и ванн частью облицованы фаянсовыми плитками, частью окрашены масляной краской. Стены людских, уборных и кладовых тоже окрашены масляной краской.

План застройки разработан академиком архитектуры Э. Ф. Виррихом (построившим Политехнический институт) и гражданским инженером А. И. Зазерским. В строительстве участвовала группа архитекторов — Н. В. Васильев (выпускник ИГИ 1901 г.), А. Ф. Бубырь (выпускник ИГИ 1902 г.), В. Н. Пясецкий (выпускник 1892 г. и преподаватель ИГИ).

В доме в 1914–1922 гг. жила поэтесса И. В. Одоевцева (1895–1990), бывали поэты Н. С. Гумилев, Г. А. Иванов. Здание является объектом культурного наследия регионального значения и включено в Единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации (Жилой комплекс Бассейного товарищества // http://www.citywalls.ru/house616.html (дата обращения 10.07.2018)).

[4] Анархисты-коммунисты («хлебовольцы») — представители анархо-коммунизма (либертарного коммунизма), последователи П. А. Кропоткина (1842–1921). Анархо-коммунизм призывал к созданию общества всеобщего самоуправления, выстраиваемого снизу вверх, в котором отменялась частная собственность и вводилось свободное пользование всеми продуктами труда всеми членами общества, построенного на основе децентрализации с заменой централизованного государства и управления свободной федерацией самоуправляющихся территориальных коммун (общин), объединенных свободным договором, и производственных союзов.

[5] Партбилет № 432138 (на 1923 г.), № 948099 (в 1920-е гг., выдан Воронежской парторганизацией), № 948080 (выдан 4.02.1921 г., обмен № 432138. 23.01.1922 г., Совнарсуд), № 0146535 (в 1930-е гг.), № 2090251 (на май 1939 г.).

[6] Ударник (от выражения «ударный труд») — работник, трудящийся «ударно», с повышенной производительностью труда. Выражение появилось в годы первых советских пятилеток.

[7] ЦГА СПб. Ф. 4398. Оп. 14. Д. 153. М. Г. Воробьев. 1931 г. 4 л.; ЦГАИПД СПб. Ф. 1728. Оп. 1. Д. 855915/1. О снятии партвзысканий с т.т. Воробьева и Григорянца п/о Лен. к-ры «Главметиз». Рассекречено. 79 л.; Д. 855915/2. 6 л.

[8] События 3–5 июля 1917 г. (июльские дни, июльское восстание, июльский кризис) — антиправительственные выступления 3–5 (16–18) июля 1917 г. в Петрограде после июньского военного поражения на фронте и правительственного кризиса. Волнения, начавшиеся со стихийных выступлений солдат 1-го пулеметного полка, рабочих петроградских заводов, кронштадтских матросов под лозунгами немедленной отставки Временного правительства, передачи власти Советам и переговоров с Германией о заключении мира, были возглавлены большевиками, которые объединили недовольных под своими лозунгами. Хотя первоначально в планы большевиков не входило активное участие в стихийных выступлениях солдат и рабочих, но учитывая размах движения, уже в ночь с 3 на 4 июля большевики заявили о намерении возглавить демонстрацию, чтобы придать ей организованный характер, и твердо высказались за немедленный переход власти к Советам. Состоявшаяся 4 июля в Петрограде почти полумиллионная вооруженная демонстрация прошла под большевистским лозунгом «Вся власть Советам!» В ее ходе произошли кровавые инциденты. 5 июля в Петрограде было введено осадное положение. С фронта были вызваны верные правительству войска. ЦК РСДРП(б) вынес решение о прекращении демонстрации. При подавлении восстания были убиты 56 и ранены 650 человек.

[9] ЦГАИПД СПб. Ф. 1728. Оп. 1. Д. 855915/6. Л. 7.

[10] Купец первой гильдии Густав Арнольдович Лесснер, российский подданный шведского происхождения, основал в Санкт-Петербурге, на Сампсоньевской набережной, 3, в 1853 г. (по другим данным, завод существовал с 1852 г.) небольшой завод для производства типографских станков. На заводе Лесснера делали паровые машины и котлы, паровые судовые двигатели, водотурбинные котлы, гидравлические ковальные машины (паровые молоты), насосы, прессы, станки. С 1878 г. Густав Лесснер приступил к постройке минных аппаратов для военных кораблей и «самодвижущихся пневматических мин» — так в то время называли торпеды. К рубежу веков завод «Г. А. Лесснер» был крупным и широко известным в стране предприятием. В 1898 г. при участии наследника — купца второй гильдии Густава Павла Артура Лесснера предприятие преобразовано в Акционерное общество машиностроительного, чугунолитейного и котельного завода «Г. А. Лесснер». В Акционерное общество помимо прежнего завода вошел и вновь построенный в том же 1898 г. в Выборгском районе (Большой Сампсониевский пр., 66) второй механический завод Лесснера, получивший название «Новый Лесснер», а прежний стал называться «Старый Лесснер» (ныне завод «Двигатель»). Выпускал кузнечные горны, бензиновые и керосиновые двигатели, газогенераторы, паровые машины, котлы. На заводе в 1904 г. была построена первая российская полуподводная лодка «Кета». С 1906 по 1909 г. завод выпускал четыре модели легковых автомобилей. Кроме того, завод выпускал грузовики, фургоны и автобусы. С 1914 г. выпускались снаряды, мины, корабельное оборудование. Завод Лесснера стал одним из главных производителей торпед в стране. В 1915 г. фирма объединилась с концерном «Нобель» под названием «Ноблесснер». В 1918 г. завод был национализирован, в 1922 г. получил название механический завод им. К. Маркса, затем назывался машиностроительный завод им. К. Маркса.

[11] Молотобоец — рабочий, работающий молотом для ковки металла. То же, что кузнец.

[12] ЦГАИПД СПб. Ф. 1728. Оп. 1. Д. 855915/1. О снятии партвзысканий с т.т. Воробьева и Григорянца п/о Лен. к-ры «Главметиз». Рассекречено. Л. 1.

[13] Семянниковский завод — основан в 1857 г. горными инженерами генерал-майором Петром Федоровичем Семянниковым и подполковником Василием Аполлоновичем Полетикой. В 1864 г. предприятие получило название «Невский литейный и механический завод Семянникова и Полетики», но его чаще называли Семянниковским. С 1898 г. назывался Невский судостроительный и механический завод, затем Невский железоделательный, механический и корабельный завод (Невский железопрокатный завод). К 1910 г. предприятие из частного фактически превратилось в казенное. В 1918 г. Невский завод национализирован. С 1922 г. назывался Невский машиностроительный завод им. В. И. Ленина. С 1994 г. — АООТ (ныне ОАО) «Невский завод». Адрес: пр. Обуховской обороны, 51.

[14] Дно — узловая железнодорожная станция Порховского уезда Псковской губернии (с 1925 г. — город), в 113 км от Пскова.

[15] Германские войска в ночь на 25 февраля 1918 г. оккупировали Псков. Все губернские учреждения пришлось эвакуировать сначала на станцию Дно, затем в г. Великие Луки. В неоккупированной части губернии при приближении германских интервентов бежали исполкомы Дновского поселкового, Порховского и Островского уездных Советов. 25 ноября 1918 г. Псков был освобожден от германских оккупантов и русских белогвардейцев. (Псков. 1918–1919 // http://bibliopskov.ru/pskov1918-1919.htm (дата обращения 19.07.2018)).

[16] Петропавловская больница — с декабря 1918 г. больница им. Эрисмана по адресу: ул. Льва Толстого, 4. В 1935 г. передана 1-му Ленинградскому медицинскому институту как его клиническая база. Ныне это поликлиника Первого Санкт-Петербургского государственного медицинского университет им. акад. И. П. Павлова.

[17] Продармеец — красноармеец в составе Продармии. Продармейцы (продотрядники) находились на положении красноармейцев, проходили ускоренное военное обучение.

[18] Продармия — продовольственно-реквизиционная армия Народного комиссариата продовольствия РСФСР, действовавшая в Гражданскую войну и после в 1918–1921 гг. Образована в мае 1918 г. из продотрядов для осуществления продовольственной диктатуры. Возглавлялась Управлением главного комиссара и военного руководителя по формированию и укомплектованию продотрядов (позднее переименовано в Управление Продовольственной армии, с 1.11.1919 г. — Управление главного уполномоченного Наркомпрода по эксплуатации войск внутренней охраны для продовольственных операций, 10.05.1920 г. преобразовано в Военный отдел Наркомпрода).

Насчитывала около 3 тыс. человек (июнь 1918 г.), свыше 42 тыс. (ноябрь 1918 г.), около 11 тыс. (декабрь 1918 г.; бóльшая часть продармейцев направлена в РККА в связи с тяжелым положением на фронтах), около 31 тыс. (май 1919 г.), свыше 62 тыс. человек (ноябрь 1920 г.). Продармия делилась на продполки, продбатальоны и продотряды. В июне 1919 г. вошла в состав войск внутренней охраны Республики НКВД, в сентябре 1920 г. — в состав внутренней службы войск.

В 1921 г. в связи с отказом советского руководства от методов продовольственной диктатуры и переходом от продразверстки к продналогу продармейские части упразднены. Военный отдел Наркомпрода 1.06.1921 г. преобразован в отдел управления заготовок, который при необходимости решал вопросы использования воинских сил при взимании продналога, охраны продовольственных грузов Наркомпрода (Ковалев Д. В. Продармия // http://w.histrf.ru/articles/article/show/prodarmiia (дата обращения 13.07.2018)).

[19] Сенгилей — центр Сенгилеевского уезда, ныне город в Ульяновской области России, административный центр Сенгилеевского района.

[20] Петрокомпрод — Петроградский комиссариат по продовольствию. Возглавлялся сначала комиссаром К. К. Стриевским, затем А. Е. Бадаевым. Действовал в Петрограде с мая 1918 г. В 1919 г. был заменен Петрокоммуной, в 1920 г. преобразованной в Петрогубкоммуну.

[21] ВЦСПС — Всесоюзный центральный совет профессиональных союзов. Образован в 1918 г.

[22] Военно-продовольственное бюро (Военпродбюро) было образовано при ВЦСПС. Действовало с августа 1918 по май 1921 г. 25 мая 1921 г. объединено с Рабочим комитетом содействия организации социалистического сельскохозяйственного производства при ВЦСПС в одну организацию — Всероссийское рабочее сельскохозяйственное и продовольственное бюро (Всерабсельхозпродбюро) при экономическом отделе ВЦСПС.

[23] Отряд особого назначения (ООН) — создавались в соответствии с мартовской (1918 г.) директивой ЦК ВКП(б) «О вооружении коммунистов и обучению их военному делу» при местных партийных организациях для оказания помощи органам советской власти в борьбе с контрреволюцией, поддержания порядка, охраны государственных объектов. Впоследствии переименованы в части особого назначения (ЧОН).

[24] Сызранско-Сенгелеевское восстание — Чапанная война, или Чапанка (Чапанное восстание) 3–17 марта 1919 г. — одно из самых крупных крестьянских выступлений против большевиков во время Гражданской войны. Получило название по зимней одежде восставших домашнего изготовления (чапан — зимний армяк из овчины, подпоясываемый кушаком халат).

Было вызвано политикой большевистского правительства: политическая и продовольственная диктатура, продразверстка, грабеж деревни (реквизиции и мобилизации, проводимые без учета нужд крестьян) и злоупотребления должностных лиц.

Восстание охватило территорию Сызранского, Сенгилеевского, Карсунского уездов Симбирской и Ставропольского и Мелекесского уездов Самарской губерний. К 10 марта восстание достигло своего наивысшего размаха, охватив все Среднее Поволжье. Общая численность вовлеченных в Чапанную войну составляла от 100 до 150 тыс. человек. В освобожденных селах крестьяне свергали большевистскую власть, разгоняли комитеты бедноты и уничтожали чекистов и коммунистов.

Против восставших направлялись карательные части, состоявшие в основном из продотрядников, резервистов и чекистов. Были привлечены регулярные части Красной Армии и части особого назначения (ЧОН), составленные из интернационалистов мадьяр и австрийцев (бывших австро-венгерских пленных времени Первой мировой войны). В ряде случаев целые отряды красноармейцев переходили на сторону восставших.

Восстание было жестоко подавлено, при этом убито около 2 тыс. человек, некоторые села сожжены. Участники восстания, в большинстве — крестьяне — подверглись террору и массовым репрессиям. После подавления основных сил восставших восстание распалось на разрозненные очаги, которые продолжали вести борьбу с Красной Армией до конца марта — начала апреля 1919 г.

Все участники восстания и их дети были официально признаны жертвами репрессий в октябре 1991 г. законом «О реабилитации жертв политических репрессий».

[25] Банды Колесникова, Вараввы — имеется в виду Колесниковщина — антибольшевистское восстание воронежского крестьянства против «грабежей и голода» в октябре 1920 – декабре 1921 г. под руководством сначала Г. М. Колесникова (сын местного кулака), затем его однофамильца И. С. Колесникова — 26-летнего недавнего командира батальона Красной Армии и двоюродного брата убитого повстанцами продагента М. П. Колесникова. Отряд И. С. Колесникова в декабре 1920 г. перешел на Украину, в Харьковскую губернию, затем в феврале 1921 г. вернулся на юг Воронежской губернии. Вскоре, в том же месяце, перешел на Тамбовщину и влился в повстанческую армию А. С. Антонова под названием 1-го Богучарского полка. А сам Колесников стал командармом-1, командующим 1-й повстанческой армией Антонова. В марте 1921 г. численность колесниковцев составляла от 3 до 5 тыс. человек. В апреле 1921 г. И. С. Колесников со своим отрядом и частью антоновцев снова вернулся на юг Воронежской губернии. 28 апреля в пятичасовом бою с отрядом ЧК и крупной частью чоновцев убит выстрелом в спину кем-то из своих. Командование колесниковцами принял на себя командир одного из повстанческих отрядов и сподвижник Колесникова Емельян Варавва. В конце лета 1921 г. Варавва добровольно сложил оружие и принес повинную.

В боях против колесниковцев в 1921 г. принимал участие 24-летний командир эскадрона Г. К. Жуков. За умелое руководство эскадроном и личную отвагу он в 1922 г. был награжден орденом Красного Знамени. Это был его первый орден.

[26] Воронежская губчека обратилась в Губком РКП(б) и Губисполком с просьбой об оказании практической помощи в пополнении числа штатных сотрудников. В местные партийные организации была направлена резолюция Губкома о выдвижении в двухнедельный срок «из числа наиболее сознательных коммунистов и комсомольцев» лиц, способных к выполнению обязанностей сотрудника Чрезвычайной комиссии. В течение февраля–марта 1921 г. в Губчека направили свои документы десятки кандидатов. Состав Комиссии к середине апреля 1921 г. численно быстро увеличился.

Весной-летом 1921 г. шесть юго-восточных уездов Воронежской губернии — Бобровский, Новохоперский, Богучарский, Острогожский, Павловский и частично Валуйский — оказались в сфере деятельности многочисленных бандитских формирований. Для оказания помощи Губчека и милиции в поддержании порядка в городах в каждом уезде была осуществлена мобилизация от 75 до 100 человек. Преимущественно привлекались бывшие красноармейцы и командиры, получившие опыт военных действий в годы Гражданской войны. Председателями Воронежской губернской ЧК в это время были И. И. Лотоузов (12.10.1920 – 12.03.1921 гг.), затем Д. Я. Кандыбин (12.03.1921 – 6.02.1922 гг.) (Из истории создания и деятельности Воронежской ГубЧК. Часть 2 // https://voencomuezd.livejournal.com/1093014.html; Воронеж глазами поколений // https://www.facebook.com/groups/904369166266950/permalink/1377171582320037/ (дата обращения 20.07.2018)).

[27] Северная область — Союз коммун Северной области (Северная коммуна), административно-территориальная единица на северо-западе РСФСР с центром в Петрограде. Существовала с мая 1918 по февраль 1919 г. По-видимому, М. Г. Воробьев в начале 1920-х гг. использует это название по инерции.

[28] Петрорабкрин — Петроградский губернский отдел Рабоче-крестьянской инспекции (Рабкрин, РКИ) Народного комиссариата рабоче-крестьянской инспекции (НК РКИ) РСФСР. Система органов власти, занимавшаяся вопросами государственного контроля, действовала в 1920–1934 гг.

[29] Совнарсуд — Совет народных судей, состоявший из председателя, его заместителя, постоянных членов Совета и народных судей судебного округа (в который входили все народные суды губернии), привлекавшихся к работе совнарсуда по очереди.

[30] Петроградская губернская прокуратура образована 30 мая 1922 г., осуществляла прокурорский надзор в пяти губерниях: Петроградской, Мурманской, Новгородской, Псковской и Череповецкой. Первым губернским прокурором был назначен сын латышского крестьянина, выпускник Петербургского университета 1912 г., член РСДРП(б) с 1905 г. А. Я. Розенберг (1888 – не ранее 1932).

[31] Чекунов Н. А. Судебная реформа 1922 года в Петрограде – Ленинграде. Дис. … канд. юр. наук. СПб., 2004 // http://lawbook.org.ua/aa/12.00.01/2016/01/16/050041024.doc.html (дата обращения 20.07.2018).

[32] Петроград стал Ленинградом 26 января 1924 г.

[33] НКЮ — Народный комиссариат юстиции РСФСР (Наркомат юстиции, Наркомюст).

[34] Пр. Володарского — название Литейного проспекта в 1918–1944 гг.

[35] ЦГАИПД СПб. Ф. 1728. Оп. 1. Д. 855915/5. Л. 4.

[36] ЦГАИПД СПб. Ф. 1728. Оп. 1. Д. 855915/3. Л. 16.

[37] Вероятно, имеется в виду «Азбука коммунизма» (1919 г.) Н. И. Бухарина и Е. А. Преображенского, являвшаяся, по замыслу авторов, «первоначальным учебником коммунистической грамоты», и «Экономика переходного периода» (1920 г.) Н. И. Бухарина (частично в соавторстве с Г. Л. Пятаковым).

[38] Первое издание Собрания сочинений Н. Ленина (В. Ульянова) в 20 томах (26 книг) выходило в 1920–1926 гг.

[39] ЛСПО — Ленинградский союз потребительских обществ, существовал в 1924–1935 гг. Являлся руководящим органом рабочей кооперации Ленинграда. В его систему входили 9 районных потребительских обществ, управления, объединения, тресты, районные потребительские общества (районо) и ЗРК (закрытые рабочие кооперативы), а также Областное потребительское общество (действовало на территории Ленинградской области). Правление ЛСПО через Правление райкооперативов и ЗРК осуществляло руководство и управление всей торговой сетью (магазинами) кооперации. ЛСПО подчинялся в своей деятельности Центральному союзу потребительских обществ СССР и РСФСР (Центросоюз, ликвидирован в 1935 г.) (Информация из открытого источника в Интернете // http://lensteklotrest.ru/index.php?topic=130.0 (дата обращения 20.07.2018)).

[40] 6-й механизированный хлебозавод им. 10-летия Октября, в 1930-е гг. назывался хлебозавод-автомат № 6 «Десятилетие Октября», с 1936 г. им. А. Е. Бадаева, ныне ОАО «Каравай». Адрес: Херсонская ул., 22 / Херсонский проезд, 1. Архитектор П. Д. Бункин, первоначальный проект А. С. Никольского.

В конкурсе 1926 г. на проект механизированного хлебзавода, первой премии была удостоена разработка мастерской А. С. Никольского в стиле конструктивизма. Окончательный проект с использованием материалов конкурса выполнило архитектурное бюро во главе с П. Д. Бункиным. Железобетонные конструкции разработал инженер профессор П. И. Дмитриев. Все трое: Никольский, Бункин и Дмитриев — выпускники Института гражданских инженеров, Никольский и Дмитриев преподавали в нем. Стройка завершилось в 1927 г.

Хлебозавод непосредственно подчинялся управлению хлебозаводами и пищевыми предприятиями (с 1931 г. — Ленинградский городской трест хлебопечения) ЛСПО. В 1936 г. завод перешел в ведение 1-го Ленинградского государственного треста хлебопекарной промышленности Главного управления хлебопекарной промышленности (Главхлеб) Наркомата (с 1946 г. Министерства) пищевой промышленности СССР.

В 2001 г. включен КГИОП в «Перечень вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность» (Хлебзавод имени 10-летия Октября – Хлебзавод «Каравай» // http://www.citywalls.ru/house4622.html?s=n9nio2vbakvg935987q796nm91 (дата обращения 13.07.2018)).

[41] ЦГАИПД СПб. Ф. 1728. Оп. 1. Д. 855915/5. Л. 11. 25.09.1929 г.

[42] ЦГАИПД СПб. Ф. 1728. Оп. 1. Д. 855915/5. Л. 8.

[43] Союзрыба — Всесоюзное государственное объединение рыбной промышленности и хозяйства (Союзрыба) (1930–1931 гг.) Наркомата внешней и внутренней торговли СССР (1930 г.), Наркомснаба СССР (1930–1931 гг.). По-видимому, в 1930 г. имело двойное подчинение. По логике вещей, Воробьев должен бы иметь отношение скорее к Наркомснабу СССР.

[44] ВСНХ СССР — Высший совет народного хозяйства, центральный государственный орган управления народным хозяйством в СССР. В 1932 г. преобразован в отраслевые Народные комиссариаты (наркоматы). Позднее воссоздан и действовал в 1963–1965 гг.

[45] Стародубская Е. Н. Понятие ответственного работника в советском трудовом праве // Правоведение. 1980. № 3. С. 49–54 // http://www.law.edu.ru/article/article.asp?articleID=186881; Государственная служба в советский период // https://vladimirkrym.livejournal.com/1394885.html (дата обращения 8.07.2018).

[46] В феврале 1922 г. в Петрограде был образован Государственный экспериментальный институт силикатов («Госинсиликат», ГЭИС), в 1926 г. при ВСНХ СССР организовано проектное «Стромбюро», на базе которого в 1929 г. создано его Ленинградское отделение (ЛО «Стромстрой») ВСНХ СССР. В 1930 г. «Стромбюро» реорганизовано в «Цемпроект».

В 1929 г. «Госинсиликат» (ГЭИС) преобразован в Государственный институт строительных материалов минерального происхождения и стекла («Госинстром»), в состав которого в 1930 г. вошло ЛО «Стромстрой».

В 1931 г. «Госинстром» (ГЭИС) реорганизован во Всесоюзный научно-исследовательский институт строительных материалов минерального происхождения (ВИСМ), преобразованный в 1932 г. постановлением Наркомтяжпрома СССР во Всесоюзный научно-исследовательский институт цементов (ВНИЦ), который в 1934 г. переведен из Москвы в Ленинград и в 1937 г. объединен с Институтом «Цемпроект» в единый Всесоюзный государственный научно-исследовательский и проектный институт цементной промышленности «Гипроцемент» (в настоящее время — ОАО «Гипроцемент»). Ныне располагается по адресу: Санкт-Петербург, Средний проспект В. О., 4.

Таким образом, ВИСМ существовал под этим названием в 1931–1932 гг.

[47] ЦГАИПД СПб. Ф. 1728. Оп. 1. Д. 855915/4. Л. 1.

[48] ЦГАИПД СПб. Ф. 1728. Оп. 1. Д. 855915/6. Л. 7 об.

[49] ЛИИКС — название вуза с мая 1930 по октябрь 1931 г. С октября 1931 по весну 1941 г. — Ленинградский институт инженеров коммунального строительства (ЛИИКС), ныне СПбГАСУ.

[50] РК — районный комитет (Райком) партии.

[51] Может быть, он ездил на пять дней в Москву, где, по имеющимся сведениям, в то время формировался ВИСМ (сообщение Ю. В. Никифорова (Гипроцемент) 5.09.2018 г.).

[52] Петр Иванович Смородин (10.02.1897 – 25.02.1939) — советский партийный деятель, член РСДРП(б) с мая 1917 г., участник Октябрьского вооруженного восстания. Член ВЦИК, один из создателей комсомола, 1-й (генеральный) секретарь ЦК РКСМ (1921–1924). Кандидат в члены ЦК ВКП(б) с 1930 г. Депутат ВС СССР в 1937 г. Входил в состав Особой тройки НКВД СССР с 1937 г. Активный участник сталинских репрессий в Ленинграде, их организатор в Сталинградской области.

С сентября 1928 по декабрь 1929 г. — заведующий орготделом, с декабря 1929 по декабрь 1931 г. — первый секретарь Василеостровского райкома ВКП(б) в Ленинграде. Затем первый секретарь Выборгского (1931–1936 гг.), Московского (1936–1937 гг.) райкомов ВКП(б) Ленинграда, 2-й секретарь Ленинградского обкома ВКП(б) в 1937 г. 1-й секретарь Сталинградского Обкома ВКП(б) в 1937–1938 гг.

Решением ЦК ВКП(б) от 16.06.1938 г. освобожден от должности, 28.08.1938 г. как враг народа исключен из членов ВКП(б). Арестован по обвинению в «шпионаже и подготовке террористических актов». На допросах подвергался пыткам. 25.02.1939 г. Военной коллегией Верховного Суда СССР приговорен к смертной казни и в тот же день расстрелян. Реабилитирован 1.12.1954 г., в партийном порядке — КПК при ЦК КПСС 22.03.1956 г. (Смородин, Пётр Иванович // https://ru.wikipedia.org/wiki/Смородин,_Пётр_Иванович; Петр Смородин // https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1092734; Архангельский В. В. Основные даты жизни и деятельности П. И. Смородина // http://litresp.ru/chitat/ru/%D0%90/arhangeljskij-vladimir-vasiljevich/petr-smorodin/6 (дата обращения 12.07.2018)).

[53] ЦГАИПД СПб. Ф. 1728. Оп. 1. Д. 855915/4. Л. 3, 6, 6 об.

[54] ЦГАИПД СПб. Ф. 1728. Оп. 1. Д. 855915/5. Л. 15.

[55] Постановление ВЦСПС «Тариф ответственных работников в профессиональных, экономических, советских и партийных организациях» от 23.06.1921 г. // http://www.libussr.ru/doc_ussr/ussr_991.htm (дата обращения 8.07.2018).

[56] Народный комиссариат коммунального хозяйства РСФСР (Наркомат коммунального хозяйства, Наркомхоз, НККХ) образован в 1931 г., в его ведение был передан ЛИКС.

[57] Вероятно, член ЦИК СССР (с 1929 г.) Михаил Поликарпович Чернышев (1888–1970), утвержденный членом Коллегии Наркомата коммунального хозяйства РСФСР на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) 15.08.1931 г. Интересно, что как и М. Г. Воробьев до революции работал на заводе Лесснера (Протокол № 56 заседания Политбюро ЦК ВКП(б) от 15 августа 1931 года // http://istmat.info/node/48748 (дата обращения 17.07.2018)).

[58] Законы о вузах и техникумах. 1930–1938 гг. // http://музейреформ.рф/node/13995 (дата обращения 8.07.2018).

[59] ЦГА СПб. Ф. 4398. Оп. 4 с[екретно (рассекречено)]. Д. 10. Списки и характеристики на сотрудников Института и переписка с ОГПУ по личному составу. 7.01 – 12.05.1931 г. Л. 62.

[60] Михаил Абрамович Освенский (1899–1937) — партийный деятель, репрессирован. Род. в м. Яновичи Суражского р-на БССР, еврей, член ВКП(б) с 1917 г. 1917 г. ушел добровольцем в Красную Армию, где был принят в партию. Был начподивом 51-й Перекопской дивизии. После окончания Гражданской войны работал в Политуправлении Республики (ПУР), затем инструктором ЦК ВКП(б). Делегат партийных съездов с 1921 по 1934 г. (XVII съезд). В 1928 г. направлен в Ленинград, где при С. М. Кирове работал 1-м секретарем Октябрьского, а в марте 1934 – июне 1937 г. — секретарем Володарского райкомов партии. Затем был назначен начальником Главного управления хлопчатобумажной промышленности.

Не будучи исключенным из партии был арестован в ночь на 3 сентября 1937 г. Отказывался что-либо подписывать про себя и других и назвал следователя гестаповцем. Выездной сессией Военной коллегии Верховного суда СССР в Ленинграде 30 ноября 1937 г. вместе с еще 29 осужденными приговорен по ст. ст. 58-7-8-11 УК РСФСР к высшей мере наказания. Судя по акту о приведении приговора в исполнение, все 30 человек расстреляны в тот же день от 22 до 22 часов 30 минут. По другой версии, был не расстрелян, а запытан на Шпалерной и умер под утро 1 декабря.

Его жена Екатерина Николаевна Паншина была арестована 5 января 1938 г. В марте того же года осуждена Особым совещанием как член семьи изменника Родины (ЧСИР) на 8 лет ИТЛ. Отбывала наказание в Темниковских лагерях Мордовской АССР. В марте 1955 г. с нее сняли судимость. Военной коллегией Верховного суда СССР Е. Н. Паншина реабилитирована 12 мая, М. А. Освенский (посмертно) — 26 мая 1956 г.

Проживал в Ленинграде на Кронверкской ул., 21, кв. 15 (Возвращенные имена. Книга памяти России. Михаил Абрамовович Освенский // http://visz.nlr.ru/person/show/10549 (дата обращения 13.07.2018)).

[61] Обезличка — способ организации какой-либо деятельности, при котором отсутствует персональная (личная) ответственность за порученную работу, за качество труда, за выполнение функций и даже за общий результат.

[62] Приложений в деле нет.

[63] ЦГА СПб. Ф. 4398. Оп. 4 с[екретно (рассекречено)]. Д. 10. Списки и характеристики на сотрудников Института и переписка с ОГПУ по личному составу. 7.01 – 12.05.1931 г. Л. 63, 63 об.

[64] Проект: О введении единомыслия в России // http://itexts.net/avtor-kozma-petrovich-prutkov/163172-proekt-o-vvedenii-edinomysliya-v-rossii-kozma-prutkov/read/page-1.html (дата обращения 26.07.2018).

[65] Скорее всего, Тер-Акопян. При существующем правиле склонения фамилий, оканчивающихся на -ян (мужские фамилии склоняются, а женские нет), в документах той поры мужские фамилии нерусского звучания не склонялись (для однозначности прочтения).

[66] ЦГА СПб. Ф. 4398. Оп. 4 с[екретно (рассекречено)]. Д. 10. Списки и характеристики на сотрудников Института и переписка с ОГПУ по личному составу. 7.01 – 12.05.1931 г. Л. 65.

[67] В 1928–1935 гг. в СССР существовала карточная (нормированная) система распределения продовольствия и промтоваров. Нормы обеспечения продуктами ответственных работников значительно превосходили нормы, установленные для остального населения. Номенклатура также пользовалась закрытыми распределителями.

[68] Леноблснаб — по-видимому, Леноблснаботдел (Ленинградский областной отдел снабжения — отдел снабжения Леноблисполкома).

[69] Деловой клуб — в бывшем доходном доме Елисеевых по адресу наб. Мойки, 59, в 1919–1923 гг. располагался «Дом искусств» (сокращенно ДИСК) — российская организация работников искусств, созданная по инициативе М. Горького и/или К. Чуковского. Здесь жили Александр Грин, Осип Мандельштам, Владислав Ходасевич, Михаил Зощенко, Всеволод Рождественский, Ольга Форш, Мариэтта Шагинян, Кузьма Петров-Водкин, Николай Тихонов, Всеволод Рождественский, Евгений Шварц и др., родилось общество «Серапионовы братья», выступал Владимир Маяковский.

В 1923–1932 гг. там размещался Деловой клуб (с 1924 г. — Ленинградский Деловой клуб); в 1932–1934 гг. — Клуб работников социалистической промышленности (бывш. Деловой клуб) и редакции журналов «Звеновик», «Партработник», «Партучеба»; в 1934–1935 гг. — распределитель закрытого кооператива сотрудников и войск ОГПУ и милиции «Красная звезда»; Ленинградский Институт истории ВКП(б); Смольнинский районный дом партактива; редакции журналов «Звеновик», «Красная летопись», «Партработник»; в 1935–1937 гг. — Ленинградский институт истории ВКП(б) (Ленинградский Истпарт); Смольнинский районный дом партактива; редакции журналов «Красная летопись», «Парторганизатор», «Партработник»; в 1937–1939 гг. — Дом партактива Ленинградского комитета ВКП(б); Институт истории ВКП(б); редакция журнала «Партработник»; в 1939–1940 — редакция журнала «Пропаганда и агитация»; Центральный дом партийного актива Ленинградского горкома ВКП(б); в 1957–1976 гг. — Дом политического просвещения ЛК и ЛГК КПСС; в 1976–1991 гг. — Университет марксизма-ленинизма Городского комитета КПСС.

В настоящее время в этом здании помещаются: отель Taleon Imperial Hotel, ресторан «Талион», кафе, бары, судоходная компания «Минхерц», магазин женской одежды, салон красоты, SPA-комплекс (Доходный дом Елисеевых // http://www.citywalls.ru/house2785.html; Mestam.inf // https://mestam.info/ru/sankt-peterburg/address/naberejnaya-reki-moiki-59 (дата обращения 9.07.2018)).

[70] При существующем правиле склонения фамилий, оканчивающихся на -ан (мужские фамилии склоняются, а женские нет), в документах той поры мужские фамилии нерусского звучания не склонялись (для однозначности прочтения).

[71] ЦГА СПб. Ф. 4398. Оп. 4 с[екретно (рассекречено)]. Д. 10. Списки и характеристики на сотрудников Института и переписка с ОГПУ по личному составу. 7.01 – 12.05.1931 г. Л. 64.

[72] ЦГА СПб. Ф. 4398. Оп. 4 с[екретно (рассекречено)]. Д. 10. Списки и характеристики на сотрудников Института и переписка с ОГПУ по личному составу. 7.01 – 12.05.1931 г. Л. 61.

[73] Наркомхоз (НККХ) — Народный комиссариат коммунального хозяйства РСФСР, образован в 1931 г. В его ведении находился ЛИКС.

[74] ЦГА СПб. Ф. 4398. Оп. 4 с[екретно (рассекречено)]. Д. 10. Списки и характеристики на сотрудников Института и переписка с ОГПУ по личному составу. 7.01 – 12.05.1931 г. Л. 66. Списка в деле нет.

[75] Это имя Институт гражданских инженеров (ИГИ) носил до революции.

[76] Первая пятилетка — 1928–1932 гг. (план: 1 октября 1928 – 1 октября 1933), выполнена за четыре года и три месяца.

[77] Учфинплан — вероятно, имеется в виду финансовый план для учебного заведения, по аналогии с финпланом на производстве. Финансовый план на производстве — комплексный план функционирования и развития предприятия в стоимостном (денежном) выражении, включает составление бюджета (сметы расходов и доходов) и перспективное планирование (прогнозирование) эффективности и финансовых результатов производственной и финансовой деятельности предприятия.

[78] Так в тексте; имеется в виду косность.

[79] Втуз — высшее техническое учебное заведение.

[80] Облком — имеется в виду Ленинградский обком ВКП(б), в те годы иногда именовавшийся также Областкомом.

[81] Имеется в виду Постановление ЦК ВКП(б) «О мерах по упорядочению управления производством и установлению единоначалия» от 5.09.1929 г.

[82] ПК — партийный комитет.

[83] Бригадно-лабораторный метод, бригадный метод — метод обучения, основанный на работе учащихся в бригадах и самостоятельном выполнении учебно-лабораторных заданий. Широко применялся в СССР в школах, техникумах и вузах в конце 1920 – начале 1930-х гг. В вузах метод подменил собою лекции и семинары. Зачеты сдавались не лично каждым, а бригадой: если на вопросы преподавателя отвечал хотя бы один студент из нее, зачет выставлялся каждому в бригаде. Таким образом, индивидуальный учет успеваемости учащихся отсутствовал. Практика применения бригадно-лабораторного метода как универсального была осуждена Постановлением ЦК ВКП(б) от 25.08.1932 г.

[84] ЦГА СПб. Ф. 4398. Оп. 4 с[екретно (рассекречено)]. Д. 10. Списки и характеристики на сотрудников Института и переписка с ОГПУ по личному составу. 7.01 – 12.05.1931 г. Л. 84, 84 об.

[85] Постановление ЦК ВКП(б) о руководстве промпредприятиями в связи с докладом о состоянии металлопромышленности. (Утверждено ЦК ВКП(б) 10 апреля 1930 г.). Приложение № 4 к п. 41 пр. ПБ № 123 // http://istmat.info/node/57082 (дата обращения 26.07.2018).

[86] Вриддиректора — временно исполняющий дела директора (современный аналог: врио).

[87] Архив СПбГАСУ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 682. Д. Г. Перминов. 1932–1935 гг. Л. 84.

[88] Областком — Ленинградский областной комитет ВКП(б) в те годы именовался то Областкомом, то Облкомом, то Обкомом, то сокращенно ЛОК ВКП(б).

[89] Летом 1930 г. экспедиция Г. А. Чернова нашла в районе р. Воркуты залежи каменного угля (площадь Воркутского месторождения, по современным данным, составляет 300 кв. км). В мае–июне 1931 г. на р. Воркуту двинулся отряд из 43 человек Ухто-Печорского треста (хозяйственная организация Ухтинско-Печорского ИТЛ (Ухтпечлага), образованного 6 июня 1931 г.). В 1932 г. численность Ухтпечлага составляла 9 тыс. человек, в 1938 г. — около 55 тыс. заключенных.

В 1931 г. по решению Госплана при ВСНХ СССР на р. Воркуте производились топографическая съемка местности и разведочные работы, была заложена первая штольня и началась пробная эксплуатация угля. В августе в район будущей шахты № 8 прибыли первые две партии рабочих Ухта-Печлага с грузом. Это были заключенные, в основном политические. Добывали уголь вручную — кайлом и лопатой, откатка угля тоже происходила вручную. 27 ноября на Воркутском месторождении была забурена первая разведочная геологическая скважина. Люди впервые были оставлены в тундре для работы в зимних условиях. Для жилья в крутых берегах р. Воркуты были вырыты землянки, для вольнонаемных были построены один деревянный дом, баня, пекарня. Рождающийся шахтерский поселок был назван Рудник. В зимовку 1931–1932 гг. на р. Воркуте население поселка составляло 350 человек вольнонаемных и 3000 заключенных.

В соответствии с принятым 27 марта 1932 г. постановлением Совета труда и обороны (СТО) СССР при СНК СССР «О развитии каменноугольной промышленности в бассейне реки Печора» на Воркутском месторождении были заложены две наклонные разведочные шахты по пластам Первому и Четвертому, ставшие наклонными стволами первой угольной шахты Воркутского месторождения — шахты № 8. В 1932 г. было добыто 40 тыс. тонн угля. В 1934 г. организован «Воркутстрой», 1 сентября сдана в эксплуатацию шахта № 8 Воркутского месторождения. В 1936 г. принято решение о строительстве на левом берегу р. Воркуты первой мощной шахты (шахта № 1 «Капитальная»), в 1937 г. началось ее строительство (Юршор // https://ru.wikipedia.org/wiki/Юршор#Начало_освоения_Печорского_угольного_бассейна (дата обращения 24.07.2018)).

[90] Облсовнархоз — имеется в виду Ленинградский областной Совет народного хозяйства. Совнархозы (СНХ) — государственные органы территориального управления народным хозяйством СССР. Существовали в 1917–1932 и в 1957–1965 гг. (в Ленинграде до 1966 г.).

[91] ЦГАИПД СПб. Ф. 1728. Оп. 1. Д. 855915/5. Л. 16.

[92] Главметиз (1933–1957 гг.) — Главное управление метизной промышленности и предметов ширпотреба в 1933–1940 гг., Главное управление промышленности металлических изделий в 1940–1957 гг. В 1936 г. располагалось в Москве по адресу: Петровка, 7. Начальник А. И. Золотарев. Было в ведении: Наркомтяжпрома СССР (1933–1937 гг.), Наркоммаша СССР (1937–1939 гг.), Наркомчермета СССР (1939–1946 гг.), Минчермета СССР (1946–1948, 1951–1953, 1954–1957 гг.), Минметаллургпрома СССР (1948–1951, 1953–1954 гг.) (Российский государственный архив экономики (РГАЭ) // http://libinfo.org/index/index.php?id=7375; Вся Москва: Адресно-справочная книга. 1936 год. С. 11 (дата обращения 15.07.2018)).

[93] Также используется название Метизобъединение (Метизное объединение ВСНХ СССР), ликвидированное в 1933 г.

[94] ЦГАИПД СПб. Ф. 1728. Оп. 1. Д. 855915/5. Л. 17.

[95] БРК — предположительно бюро районного комитета (партии).

[96] ЦГАИПД СПб. Ф. 1728. Оп. 1. Д. 855915/6. Л. 1.

[97] Институт повышения квалификации хозяйственников — имеется в виду открывшееся осенью 1929 г. в здании Мариинского дворца на пл. Воровского, 6, Ленинградское отделение Промакадемии ВСНХ СССР.

Площадь Воровского — название Исаакиевской площади в октябре 1923 – январе 1944 г.

Промакадемия — Промышленная академия, с января 1932 г. — Всесоюзная Промышленная академия НКТП (Наркомтяжмаша — Наркомата тяжелой промышленности), в дальнейшем последовательно носила имена Л. М. Кагановича, В. М. Молотова, И. В. Сталина. Учебное заведение, действовавшее в Москве в 1925–1941 гг. Имелись отделения в Ленинграде и Свердловске. Готовила руководящие кадры для промышленности — управляющих и директоров. Многие представители советской номенклатуры в 1930-е гг. окончили эту академию.

Официально считалась высшим учебным заведением, но фактически была следующей ступенью образования после рабфаков и давала знания в объеме средней школы, а также технические, необходимые для работы в промышленности.

[98] ЦГАИПД СПб. Ф. 1728. Оп. 1. Д. 855915/6. Л. 2.

[99] ЦГАИПД СПб. Ф. 1728. Оп. 1. Д. 855915/6. Л. 7 об.

[100] «Ежовщина» (или Большой террор — термин английского историка Р. Конквеста) — массовые сталинские репрессии в СССР в 1937–1938 гг. Название по имени наркома внутренних дел в 1936–1938 гг. Н. И. Ежова (1895–1940). В ходе «ежовщины» к арестованным нередко применялись пытки, не подлежавшие обжалованию приговоры к расстрелу часто выносились без судебного разбирательства и немедленно приводились в исполнение. По некоторым данным, под непосредственным руководством Ежова арестованы и заключены в тюрьмы и лагеря около 3 млн человек, расстреляно около 700 тыс. («Ежовщина» // http://oldru.com/newstory2/34.htm (дата обращения 1.08.2018)).

[101] Списки жертв // http://lists.memo.ru/d36/f294.htm (дата обращения 18.07.2018).

[102] Возвращенные имена. Книга памяти России. Ленинградский мартиролог. Т 7 // http:// http://visz.nlr.ru/person/book/t7/0/430 (дата обращения 15.07.2018).

[103] Гипрометиз — Проектно-конструкторское бюро по проектированию метизного оборудования (1934–1951 гг.), затем Государственный институт по проектированию метизных заводов (заводов металлоизделий) (1951–1992 гг.).

В декабре 1934 г. в Ленинграде при заводе «Красный гвоздильщик» было организовано Конструкторское бюро по проектированию метизного оборудования. Тогда же оно было переименовано в Проектно-конструкторское бюро «Гипрометиз». В предвоенные годы размещалось по адресу: ул. Толмачева (ныне Караванная), 22. В 1951 г. Проектно-конструкторское бюро «Гипрометиз» преобразовано в Государственный институт по проектированию метизных заводов «Гипрометиз». С 1950-х гг. размещался в здании по Кировскому (ныне Каменноостровский) пр., 15.

Основные направления деятельности: проектирование новых, реконструкция и расширение существующих предприятий и цехов по производству метизных изделий; вопросы технического перевооружения действующих предприятий.

Находились в ведении:

Проектно-конструкторское бюро по проектированию метизного оборудования «Гипрометиз» — Главного управления промышленности металлических изделий Наркомата черной металлургии СССР (1934–1946 гг.), Главного управления промышленности металлических изделий Главметиза Министерства металлургической промышленности СССР (1946–1948 гг.), Главметиза Министерства черной металлургии СССР (1948–1950 гг.); Министерства черной металлургии СССР (1950–1951 гг.);

Государственный институт по проектированию метизных заводов «Гипрометиз» — Главметиза Министерства черной металлургии СССР (1951–1953 гг.), Министерства металлургической промышленности СССР (1953–1954 гг.), Министерства черной металлургии СССР (1954–1957, 1965–1991 гг.), Главного управления промышленности металлических изделий при Госплане СССР (1958–1960 гг.), Госкомитета Совета Министров СССР по черной и цветной металлургии (1961–1963 гг.), Госкомитета по черной и цветной металлургии при Госплане СССР (1963–1965 гг.), Министерства промышленности РФ (1991–1992 гг.) (ЦГАНТД СПб. Фонд Р-3. Государственный институт по проектированию метизных заводов «Гипрометиз» Министерства промышленности РФ. Ленинград. 1935–1992 // https://spbarchives.ru/infres/-/archive/cgantd/R-3 (дата обращения 15.07.2018)).

[104] Бесфондовый отпуск — отпуск готовой продукции осуществлялся по плану в пределах заранее установленных фондов (объемов). Внеплановый и бесфондовый отпуск сторонним организациям запрещался, за бесфондовый отпуск руководители предприятий могли быть привлечены к уголовной ответственности.

[105] Метизы — сокращение от «металлические изделия», обобщенное название всех изделий из металла.

[106] ЦГАИПД СПб. Ф. 1728. Оп. 1. Д. 855915/1. О снятии партвзысканий с т.т. Воробьева и Григорянца п/о Лен. к-ры «Главметиз». Рассекречено. Л. 13.

[107] ЦГАИПД СПб. Ф. 1728. Оп. 1. Д. 855915/1. О снятии партвзысканий с т.т. Воробьева и Григорянца п/о Лен. к-ры «Главметиз». Рассекречено. Л. 5–8.

[108] ЦГАИПД СПб. Ф. 1728. Оп. 1. Д. 855915/1. О снятии партвзысканий с т.т. Воробьева и Григорянца п/о Лен. к-ры «Главметиз». Рассекречено. Л. 4.

[109] ЦГАИПД СПб. Ф. 1728. Оп. 1. Д. 855915/6. Л. 3 об.

Факультеты

  • Факультет инженерной экологии и городского хозяйства
    Факультет инженерной экологии и городского хозяйства
  • Автомобильно-дорожный факультет
    Автомобильно-дорожный факультет
  • Факультет экономики и управления
    Факультет экономики и управления
  • Архитектурный факультет
    Архитектурный факультет
  • Строительный факультет
    Строительный факультет
  • Факультет безотрывных форм обучения
    Факультет безотрывных форм обучения
  • Факультет судебных экспертиз и права в строительстве и на транспорте
    Факультет судебных экспертиз и права в строительстве и на транспорте
Форма обратной связи:
Ваше имя:
Ваш e-mail:
Сообщение:
Введите код с картинки: Обновить картинку

Обновить картинку