23 Октября 2020

Никита Явейн: «Этот парк – многоуровневый зрительный зал для постоянного визуального контакта с окружающим городом»

Интервью с выпускником СПбГАСУ

Никита Явейн

Концепция парка «Тучков буян», предложенная архитектурным бюро «Студия 44» совместно с нидерландским бюро West 8, победила в международном конкурсе. Руководитель «Студии 44» Никита Игоревич Явейн согласился побеседовать об амбициозности проекта, об этапах выполнения техзадания и об особенностях дистанционного проектирования в «ковидную» эпоху. По просьбе Никиты Игоревича, интервью с ним провели преподаватель и студент СПбГАСУ: доцент кафедры дизайна архитектурной среды Светлана Данилова и студентка третьего курса архитектурного факультета Мария Воронина.


Светлана Данилова: Санкт-Петербург всегда был архитектурным эталоном, мультикультурным центром, где зодчие осуществляли и доводили до совершенства свои самые смелые проекты. В чём итоговая амбициозность проекта для города и сферы ландшафтной архитектуры в целом?

Никита Явейн: Слово «амбициозность» побуждает говорить не о конкретной конкурсной концепции (о ней мы ещё поговорим), но и о значении самой идеи устройства парка на этой территории. Разбить публичный парк у воды в самом центре исторического города – высшая роскошь, которую этот пятимиллионный город может себе позволить. Такого места больше нет, такой возможности в обозримом будущем не представится.

✔ Место «намолено» поколениями архитекторов и градостроителей, стремившихся обустроить его соответственно статусу. Вспомним хотя бы концептуальные предложения 1913–1915 годов, сделанные такими мастерами, как И. А. Фомин, М. Х. Дубинский, О. Р. Мунц и др. Тогда речь шла о создании инфраструктуры для проведения всероссийских выставок, но в каждом из проектов мы видим обширные озеленённые открытые пространства. Затем, уже в генеральном плане 1948 г., тогдашним главным архитектором Н. В. Барановым здесь была закреплена парковая зона, призванная замкнуть в единый зелёный пояс территории от Заячьего острова до Елагина, Крестовского и Каменного островов через Александровский парк и Петровский остров. Сегодня нам выпадает шанс реализовать этот грандиозный замысел хотя бы частично.

Улицы формируют скелет города, его костяк, кварталы – его плоть, а вот душу, образ города олицетворяют только открытые публичные пространства. И в этом смысле парк на территории бывшего Ватного острова куда амбициозней для имиджа Санкт-Петербурга, чем любой жилой или судебный квартал.

С. Д.: Оранжереи традиционно имеют выразительный и характерный силуэт крыши, отражающий функцию и обычно обогащающий городской пейзаж. В концепции мы видим стеклянные кубы с плоской кровлей – подобное решение больше соответствует офисной застройке. Чем обосновано данное объёмно-пространственное решение зданий в концепции, в чём ценность интегрируемой композиции для города и исторического контекста, как впишутся стеклянные кубы в городской силуэт при восприятии перспективы жителями и туристами с Петропавловской крепости, Биржевого моста и Стрелки Васильевского острова?

Н. Я.: Тот, кто задал этот вопрос, вероятно, не почувствовал масштаба сооружения. Оранжерея в нашем проекте состоит из невысоких камерных объемов. Она разбита на блоки специально – чтобы возникало ощущение не единого сооружения, но совокупности парковых павильонов. Плоские кровли тоже сделаны осознанно: такое силуэтное решение снимает любые образные параллели с историческими домами Петроградской стороны. Кстати, а вы заметили, что у Дворца танца тоже плоская кровля? От Петропавловской крепости объёмы оранжереи просто не будут видны, с Биржевого моста и Стрелки будут работать «на просвет»: находящиеся в них растения будут сливаться с зеленью парка.

Концепция парка «Тучков буян». Зима. Белые ночи

Концепция парка «Тучков буян». Лето. Осень

С. Д.: По мнению части преподавателей СПбГАСУ, после реализации концепции «Студии 44» мы получим парк без чёткой структуры, с криволинейными дорожками хаотичной конфигурации, и театр, утопающий в зелени без градостроительных направлений и осей. Санкт-Петербург – город с уникальными и сильнейшими градостроительными традициями и с архитектурной школой, знаменитой на весь мир, театр решён в стиле неоклассицизма. Учитывали ли авторы эти особенности, а также перспективные раскрытия и визуальные связи с близлежащими достопримечательностями?

Н. Я.: Ну, если мы называем пейзажную композицию «парком без чёткой структуры с криволинейными дорожками хаотичной конфигурации», могу только посоветовать перечитать книгу академика Д. С. Лихачёва «Поэзия садов. К семантике садово-парковых стилей». Там замечательно описана и философия романтического пейзажного парка, и традиция его обустройства в России. Другое дело, что в центральной части Санкт-Петербурга пейзажных парков не разбивали, больше регулярные. Ближайший пейзажный парк – Павловский, кстати, признанный одной из вершин романтического направления садово-паркового искусства.

✔ Композициям регулярных парков с их длинными прямыми перспективами, широкими ракурсами обзора, элементами симметрии присущи такие качества, как статичность, законченность в своём совершенстве, предсказуемость. Логика их построения считывается с первого взгляда, пространства обозримы насквозь. Это детерминирует и даже регламентирует поведение посетителя, образно говоря, застёгивает его фрак на все пуговицы. Сценарий поведения в таких парках – один: чинно-официальный.

Внимательно изучив пожелания петербуржцев к новому парку, мы пришли к выводу, что люди ждут от него большей, если хотите, эмоциональности, возможности уединиться, созерцать переменчивые состояния природы. И мы решили оставить осевые композиции императорским паркам, а наш парк сделать парком настроений, где можно присесть на лужайке, опустить ладонь в Неву, полюбоваться закатом, пережить минуты радости или грусти наедине с природой.


Проект Тучков буян визуализация

Концепция парка «Тучков буян». Мост

Да, театр у нас утопает в зелени. Но при этом с площади перед театром в промежутках между холмами открывается вид на Петропавловский собор, Исаакий, Спас-на-Крови... Не менее эффектным будет зрелище с мостов, переброшенных над лощинами и соединяющих возвышенности. Мы даже предложили назвать эти пешеходные мосты в честь авторов архитектурных произведений, вид на которые открывается с них: мост Тома де Томона, мост Огюста Монферрана, мост Альфреда Парланда. Отдельно скажу о панорамных видах с вершин холмов: отсюда будут открываться дальние перспективы на обширный визуальный бассейн центральной части города с его «главной водной площадью»: люди увидят Петербург таким, каким никогда ещё не видели. Ну и, наконец, вид с набережной – на акваторию Малой Невы, Стрелку, Васильевский остров. Так что, как видите, центр Петербурга с его достопримечательностями у нас – главное действующее лицо в сценографии парка.

С. Д.: Какими принципами формирования архитектурно-дизайнерской среды руководствовались авторы концепции?

Н. Я.: Средовое разнообразие, живописность, гармония с окружением, проницаемость, комфортность, экологичность.

С. Д.: В чём секрет успеха одних конкурсных проектов «Студии 44» и причины неуспеха других на стадии воплощения в жизнь в России?

Н. Я.: В России с архитектурными конкурсами вообще не всё ладно. Главная беда – отсутствие норм и регламентов, регулирующих конкурсную деятельность – в отличие от тендеров на закупки разных услуг. Вот и получается, что за границей решение жюри архитектурного конкурса – это закон, а у нас каждый чиновник и просто прохожий может подвергнуть результаты конкурса сомнению.

Мария Воронина: Какие методики опросов были использованы, чтобы узнать мнение горожан о будущем парке?

Н. Я.: Этим занимался оператор конкурса – КБ «Стрелка». Мы получили готовую выборку мнений в составе технического задания.

М. В.: Как творческому коллективу «Студии 44» удалось решить в совокупности все вопросы, которые ставило техзадание?

Н. Я.: Мы всю жизнь решаем комплексные задачи, бывали и посложнее. Часто нанимаем консультантов и субподрядчиков по разработке специальных разделов конкурсного проекта. Реже выступаем в тандеме. Но парк «Тучков буян» – именно такой случай. Мы работали над проектом в консорциуме с голландской компанией West 8 – это признанные специалисты в области ландшафтного дизайна, они стали нашими партнёрами и соавторами проекта.

М. В.: С чего надо начинать, чтобы успешно выполнить конкурсное техзадание? Как провести анализ?

Н. Я.: Вот это, пожалуй, самый интересный вопрос! Мы старались развёрнуто ответить на него своей юбилейной выставкой «Студия 44. Анфилада». Она проходила в Большой анфиладе Главного штаба Государственного Эрмитажа и недавно закончила свою работу. Хотелось бы надеяться, что многие преподаватели и студенты СПбГАСУ успели на ней побывать. Если нет – посмотрите отчёты о выставке у нас на сайте, на нашей страничке в Инстаграме, почитайте публикации в журнале «Проект Россия», на портале Архи.ру. Это, конечно, не то, что увидеть своими глазами, но всё же...

Помните из Маяковского: «Изводишь единого слова ради тысячи тонн словесной руды». Так же и в архитектуре. Десятки рабочих вариантов, двадцать-тридцать итераций на пути к финальному варианту... Прикидываешь, с чем согласится место, как отреагирует воображаемый или реальный заказчик. Взбиваешь молоко в масло, как та лягушка, что попала в кувшин, чтобы выбраться за горизонты своего кувшина. Постоянно стремишься подняться над достигнутым уровнем и попутно решаешь тысячи житейских вопросов.

Ну, а если от меня ждут какого-то, как теперь говорят, «лайфхака», то у нас в «Студии 44» это происходит так: я собираю группу архитекторов, и мы начинаем по всем аспектам анализировать исходные данные, то есть место, функцию, строительную программу, техническое задание. Смотрим проекты-гомологи, как люди делали подобные вещи до нас, – хотя бы для того, чтобы не повториться. Перебираем в памяти решения подобных проблем и ситуаций. Извлекаем их, развиваем, сочиняем самые сильные ответы на вызов. Так формируется главная линия развития проекта и много побочных, которые в ходе работы над проектом важно не забывать и всё время актуализировать и «подтягивать». Иногда полузабытая тема вдруг всплывает как главная и даёт взрывной характер развитию проекта. В итоге приходим к генеральной идее, которая, как правило, сначала переводится в ручные эскизы или рабочие макеты, и только после этого бригада садится за компьютеры. По мне, проектирование – это не интуитивный процесс, а, скорее, исследовательский. Никакого художнического своеволия!

М. В.: Какими были этапы выполнения конкурсного техзадания?

Н. Я.: Этапов получилось два: доковидный – когда мы с нашими голландскими партнерами встречались и общались вживую, и ковидно-дистанционный. Второй этап, скажу вам, оказался куда сложнее первого.

М. В.: С какими сложностями столкнулся творческий коллектив?

Н. Я.: Сложностей немало на самой площадке: бетонные конструкции паркингов, занимающие чуть ли не три четверти территории, огромное здание театра, которое надо было как-то обустроить в «парковом» ключе.

М. В.: Чем пришлось пожертвовать при создании концепции парка?

Н. Я.: Здоровьем. Лето-то пропало в трудах.

М. В.: Из кого состоял творческий коллектив, предложивший концепцию? Входили ли в него биологи?

Н. Я.: Ландшафтную часть проекта делали наши голландские партнеры. В составе их команды были дендрологи. В составе нашей части команды, помимо архитекторов, – транспортники, конструкторы, инженеры, экологи.

✔ Отдельно скажу про урбанистов из ИТМО. Мы заказали им исследование с применением программных продуктов – так называемое мультиагентное моделирование. Этот метод позволяет достаточно точно спрогнозировать, сколько людей пойдёт в парк в разное время года и суток, как они будут распределяться по парку и т. д. Программа выдаёт такие «тепловые карты», и они показывают, где «горячие» места, то есть слишком большой поток посетителей, а где – «прохладные». Ориентируясь по этим картам, можно регулировать потоки планировочными средствами, где-то добавлять фокусы притяжения, где-то снимать излишний напор. Можно разрабатывать событийные сценарии, обеспечив комфортные условия для всех категорий посетителей парка и равномерность нагрузки на экосистему. По результатам исследований ИТМО, суточное количество посетителей нашего парка составит 30 тысяч человек летом, 12 тысяч человек зимой и 15 тысяч человек осенью и весной. При этом для любого времени года и событийных сценариев максимальная плотность посетителей на территории не превысит трёх человек на квадратный метр, включая наиболее привлекательные места, а это доказывает: для посетителей парка будут созданы комфортные условия на всей его территории.

М. В.: Какова главная идея концепции? Есть ли у неё легенда?

Н. Я.: Главная идея, как я уже говорил, состоит в том, что это парк для уединения, созерцания, самоуглубления, парк для городских фланёров и неформальных празднеств, парк состояний природы, нюансов и настроений. Этот парк – многоуровневый зрительный зал для постоянного визуального контакта с окружающим городом. Это парк с искусственным рельефом, который позволяет решить одновременно несколько задач. Холмы делят парк на зоны тихого и активного отдыха, отгораживают от городского шума и суеты, создают автономные визуальные бассейны и укромные пространства, приподнимают точки панорамного обзора окрестностей. Холмы с хвойными деревьями на северных склонах и лиственными на южных увеличивают вместимость парка за счет рассредоточения публики по склонам. Расступаясь, холмы образуют кратчайшие проходы к реке. Наконец, в теле возвышенностей мы прячем различные заведения досуга и сервиса, дабы избежать застроенности парка.

Есть ещё несколько моментов, которые отличают наш проект от проектов остальных участников конкурса. Мы лучше позаботились об интеграции парка в систему пешеходных и туристических маршрутов центра города, предложив пешеходный тоннель у Тучкова моста и ещё ряд связей. В нашем проекте наиболее полно раскрыта тема контакта с рекой: спускаясь амфитеатрами прямо к воде, мы снимаем петербургскую «антитезу воды и камня», подмеченную Юрием Лотманом. Ну и, наконец, мы создали чётко продуманную систему площадей, которые обустраивают зоны активности вблизи главных фокусов притяжения – Дворца танца Бориса Эйфмана и оранжереи.

Если хотите легенду, то вот, например, такая: знаете ли вы, как выглядела местность, где будет разбит парк, в начале XVIII века? Воды Малой Невы доходили до нынешнего проспекта Добролюбова, над ними возвышался целый архипелаг островков, самым крупным из которых был остров Ватный. В XX веке все они были присоединены к Петроградскому острову и подсыпаны до незатопляемых отметок. Предлагаемый нами ландшафт с поросшими лесом холмами, поднимающимися над лощинами на манер островов, разумеется, не реконструкция исторического рельефа, но дань памяти места, аллюзия на изначальный образ южной части Петроградской стороны.

М. В.: Какие книги вы бы посоветовали прочитать начинающим архитекторам?

Н. Я.: Первые три тома «Истории русского искусства» И. Г. Грабаря – они посвящены архитектуре. «Художественные основы градостроительства» Камилло Зитте. Генриха Вёльфлина – «Ренессанс и барокко», например. Очень хорошая книга вышла в 2014 году в издательстве Strelka Press – «Возможность абсолютной архитектуры» Пьера Витторио Аурели. Отличный перевод, читается легко, залпом.

М. В.: Кто ваш любимый архитектор и почему? Назовите, пожалуйста, свои любимые здания.

Н. Я.: Назову прежде всего две постройки моего отца, Игоря Георгиевича Явейна: вокзал в Великом Новгороде и жилой дом ИТР «Свирьстроя» на Малом проспекте Петроградской стороны. Культовые для меня вещи: римский Пантеон, капелла Роншан Ле Корбюзье, клуб им. Русакова Константина Мельникова.


Текст: Елена Шульгина

✔ Узнайте подробности об архитектурном факультете, проектах и направлениях подготовки

Факультеты

  • Факультет инженерной экологии и городского хозяйства
    Факультет инженерной экологии и городского хозяйства
  • Автомобильно-дорожный факультет
    Автомобильно-дорожный факультет
  • Факультет экономики и управления
    Факультет экономики и управления
  • Архитектурный факультет
    Архитектурный факультет
  • Строительный факультет
    Строительный факультет
  • Институт безотрывных форм обучения
    Институт безотрывных форм обучения
  • Факультет судебных экспертиз и права в строительстве и на транспорте
    Факультет судебных экспертиз и права в строительстве и на транспорте
Форма обратной связи:
Ваше имя:
Ваш e-mail:
Сообщение:
Введите код с картинки: Обновить картинку

Обновить картинку